А. был зарегистрирован в качестве ИП с декабря 2011-го по конец июня 2012 года, через год вернул статус ИП и был им до середины марта 2016 года.

По результатам выездной проверки предпринимателя за 2012-2014 годы инспекция доначислила налоги, пени и штрафы. А. оплатил задолженность в размере 2,9 млн рублей. Однако инспекция потребовала оплатить пени и штрафы. Неисполнение требования послужило основанием для передачи пакета документов по материалам проверки в следственное управление Следственного комитета для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Считая направление документов по проверке в следственные органы незаконным, А. обратился в суд.

По мнению налоговой, А. сам виноват, поскольку задолженность в полном объеме не погасил. Доказательств нарушения конкретных прав и законных интересов А. в сфере предпринимательской деятельности, разглашения результатов следственных действий, повлиявших на деловую репутацию налогоплательщика, не представлено.

Суды трех инстанций (дело № А19-16707/2017) отменили решение инспекции, указав на пункты 2 статьи 11 и 3 статьи 32 НК, а также статью 198 УК. Для предположения о совершении налогового преступления необходимо наличие недоимки, размер которой определен статьей 198 УК (более 900 тысяч рублей за три года). При этом недоимка не включает в себя пени и штрафы, следовательно, наличие задолженности по пени и штрафам не свидетельствует о наличии признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 198 УК.

Суды (постановление кассации Ф02-2058/2018 от 08.06.2018) пояснили, что наличие задолженности по пени и штрафам является основанием для обращения инспекции в суд в порядке статьи 48 НК.