В августе 2012 года после реорганизации ООО «А» передало ООО «Д» объект недвижимости по передаточному акту в соответствии с разделительным балансом. Затем ООО «А» арендовало имущество и несло расходы по его содержанию. В ноябре 2013 года объект продан предпринимателю за 24,1 млн рублей, который через месяц продал его госучреждению за 44,6 млн рублей.

По результатам выездной проверки ООО «А» инспекция указала на сокрытие дохода путем продажи объекта через ООО «Д» и ИП и на занижение базы по налогу на прибыль и НДС. Инспекция указывает, что ООО «Д» и предприниматель не имели возможности вести деятельность из-за отсутствия у них материальных и трудовых ресурсов и не являлись реальными приобретателями недвижимости. До продажи предпринимателем имущества учреждению ООО «А» фактически распоряжалось объектом и несло все связанные с его содержанием затраты. Денежные средства от продажи объекта переданы налогоплательщику под видом оплаты поставленного им металлического лома, в то время как реальность поставки этого лома документально не подтверждена. При этом ООО «Д» и ООО «А» взаимозависимы - имеют общего учредителя.

Суды трех инстанций (дело № А17-249/2017) отменили решение инспекции, указав на отсутствие доказательств согласованности действий компаний. Суды обратили внимание на то, что ни в акте налоговой проверки, ни в оспариваемом решении претензий к учету затрат на приобретение лома нет, они не исключены из состава расходов.

То обстоятельство, что в период реорганизации и год после реорганизации учредитель ООО «Д» одновременно являлась одним из учредителей ООО «А», связано только со способом создания ООО «Д» и не влечет никакой взаимозависимости или подконтрольности между компаниями. Тем более, что через три месяца после регистрации и за 10 месяцев до совершения спорной сделки упомянутая гражданка перестала быть участником ООО «А», указали суды (постановление кассации Ф01-1795/2018 от 04.06.2018).