Отсутствие в договорах контактов контрагента не отрицает должную осмотрительность
© rem-tv.net

ООО «А» (покупатель) и ООО «Ф» (поставщик) заключили договор поставки щебня различной фракции. Кроме того, между ООО «А» (подрядчик) и ООО «Ф» (субподрядчик) заключен договор субподряда на выполнение комплекса лесозаготовительных услуг на объектах строительства. В подтверждение сделок представлены счета-фактуры, акты приемки выполненных работ формы КС-2, справки о стоимости выполненных работ формы КС-3, перечни объектов, на которые отгружен заготовленный лес, товарные накладные, платежные поручения.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила НДС, пени и штраф, сославшись на «массовый» адрес контрагента, отрицание его учредителем регистрации фирмы и отсутствие документов, подтверждающих погрузочно-разгрузочную работу при транспортировке щебня. При этом сам налогоплательщик располагал необходимыми ресурсами. Инспекция также указывает на непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента, поскольку в договорах не указаны телефоны, факсы и электронные адреса контрагента.

Суды трех инстанций (дело № А75-3936/2017) отменили решение инспекции, установив, что заявленные в ЕГРЮЛ виды деятельности контрагента полностью соответствуют спорным услугам, а приведенные налоговиками обстоятельства недостаточны для вывода о наличии схемы. Суды разъяснили, что наличие у налогоплательщика ресурсов однозначно не доказывает выполнение работ именно силами налогоплательщика. Приобретение щебня ООО «Ф» у контрагентов второго звена и перечисление им денежных средств налоговая не оспаривает.

Суды (постановление кассации Ф04-1849/2018 от 29.05.2018) отклонили довод инспекции о непроявлении должной осмотрительности при выборе контрагента. Установлено, что до заключения договора налогоплательщиком предприняты меры: у ООО «Ф» истребованы все необходимые документы, представитель налогоплательщика выезжал по адресу контрагента, проведена личная встреча заместителей гендиректора истца с руководителем контрагента. Эти меры признаны судами достаточными для проверки благонадежности контрагента.

Также отклонены доводы инспекции о неуказании в договорах контактов контрагента, поскольку данное обстоятельство не доказывает непроявление должной осмотрительности в ситуации, когда руководство двух фирм знакомо лично.