ООО «А» приобрело у ООО «Н» товар (заготовки) на 200 млн рублей и заявило вычет в декларации по НДС за 1 квартал 2014 года.

По результатам камеральной проверки ИФНС отказала в вычете, ссылаясь на отсутствие у контрагента имущества и работников, нахождение контрагента на территории налогоплательщика, неиспользование товара в деятельности компании. Руководитель контрагента до мая 2014 года являлся работником налогоплательщика. К тому же, вычеты в декларации ООО «А» составляют 99,6% от суммы исчисленного налога по данной декларации, что, по мнению инспекции, свидетельствует о необоснованной налоговой выгоде.

При этом инспекция не отрицает выполнение основных условий для принятия НДС к вычету: приобретенные товары приняты на учет, имеются оформленные в установленном порядке счета-фактуры, товарные накладные, договор и иные документы, подтверждающие фактическую передачу товара. Товар оплачен за ООО «А» другой фирмой – ООО «Д». Сделка не является разовой.  

Суды трех инстанций (дело № А63-4887/2015) отменили решение инспекции. На момент сделки контрагент компании вел реальную деятельность, приобретал и реализовывал товары, оплачивал услуги банка, уплачивал налоги.

Суды (постановление кассации Ф08-7999/2017 от 25.10.2017) указали, что нахождение контрагента на территории налогоплательщика не говорит о нецелесообразности сделки – поставка товара производилась напрямую покупателю без дополнительных расходов, связанных с хранением товара или арендой дополнительных складских помещений.

Поставщик контрагента подтвердил взаимоотношения с ним, представив по требованию инспекции все необходимые документы. Инспекция пыталась оспорить эти показания, ссылаясь на подписание декларации по НДС от имени указанного поставщика неустановленным лицом. Однако налоговая не указала, как данный факт мог повлиять на обоснованность спорных вычетов. Тем более, что истец не мог знать о нарушениях контрагента второго звена.

Также судами отклонен довод инспекции том, что товар в деятельности компании не использовался. В суде главный бухгалтер и начальник прокатного цеха пояснили, что налоговики осмотрели только территорию этого цеха, а заготовки хранились в других местах, которые инспекцией не осматривались. Суды установили, что количество выпущенной готовой продукции и отходов соответствует количеству приобретенного сырья в период с 2013 по 2014 годы. При отсутствии приобретенного сырья в заявленном размере компания не могла бы выпустить и реализовать готовую продукцию.