Компания заявила вычеты по сделке с ИП (приобретение товара и оборудования).

По результатам выездной проверки инспекция доначислила НДС, пени и штраф, установив, что предприниматель работал в компании главным инженером. Документы хранились у него дома, офисные и складские помещения ИП не арендовал, деятельность вел по телефону, работников не нанимал. Оборудование и товары приобретены им у ООО «А» и «Т».

Компания обратилась в суд, указывая на исчисление и уплату предпринимателем НДС в бюджет и подтвержденную реальность сделки.

Суд первой инстанции (дело № А32-5497/2017) отменил решение инспекции, указав, что документы оформлены в соответствии с требованиями действующего законодательства, отражены в книгах покупок и в декларациях за соответствующий налоговый период.

Апелляция отменила решение суда, сославшись на встречные проверки контрагентов второго звена. Руководитель ООО «А» отрицает подписание документов по сделке и знакомство с предпринимателем. Денежные средства по сделке не перечислялись, ККТ за ООО «А» не зарегистрирована, а движение денег на расчетном счете ООО «А» свидетельствует о крупных перечислениях без следов оплаты спорного товара.

ООО «Т» снято с учета в связи с банкротством через несколько лет после сделки. Согласно договору купли-продажи, заключенному между предпринимателем и ООО «Т», товар принимался со склада, однако собственники склада этот факт отрицают. В подтверждение факта оплаты товара предприниматель представил квитанции к приходным ордерам и кассовые чеки. Однако ККТ за контрагентом не зарегистрирована. Указанный в договорах купли-продажи расчетный счет на момент сделки являлся недействующим.

Таким образом, ИП не мог приобрести товар и оборудование, по которому компанией были заявлены налоговые вычеты. Компания, свою очередь, при сделке с предпринимателем не проявила должную осмотрительность, несмотря на то, что он являлся ее работником. Кассация (Ф08-7669/2017 от 18.10.2017) согласилась с выводами апелляции.