В ходе выездной проверки ИФНС установила, что предпринимателем получен доход от реализации нежилого помещения в сумме 20 млн рублей, который неправомерно не был учтен при исчислении НДФЛ. Инспекция исходила из того, что помещение приобреталось для последующего извлечения дохода от его использования и реализации, а эксплуатация помещения для личных нужд налогоплательщиком не доказана. При этом помещение использовалось супругой предпринимателя под ателье. Инспекция доначислила НДФЛ, НДС, пени и штраф.

Предприниматель пояснил, что приобрел имущество в период, когда не имел статуса ИП и при ведении предпринимательской деятельности его не использовал. Сделка купли-продажи носила разовый характер, то есть не была направлена на систематическое получение прибыли. К тому же, это общее имущество супругов, а выгоды от его использования получал не сам ИП, а его жена.

Суды трех инстанций (дело № А69-2570/2016) признали законным решение инспекции, отклонив довод предпринимателя о том, что спорное помещение не приносило доход именно ему. Оно обладало покупательской способностью, и извлечение экономических выгод от его использование зависело только от воли собственника или взаимозависимых с ним лиц.

Судья ВС (302-КГ17-13762  от 29.09.2017) отметил: «реализованный объект по своим функциональным характеристикам не предназначен для использования в личных, семейных и иных, не связанных с предпринимательскими целях» и отказал предпринимателю в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.