Во 2 квартале 2014 года ООО «А» получило от ООО «Б» денежные средства в качестве предоплаты по договору. ООО «А» исчислило и уплатило НДС. Затем договор был расторгнут, а в июле 2015 года долг переведен на нового кредитора – ООО «Г». Обязательство по возврату денежных средств погашено путем зачета. ООО «А» заявило вычет в декларации по НДС, полагая, что обязательство перед ООО «Б» погашено.

По результатам выездной проверки налоговая отказала ООО «А» в вычете, доначислила НДС, пени и штраф, указав, что договор перевода долга заключен только ради возврата НДС из бюджета.

Суды трех инстанций (дело № А65-23666/2016) признали законным решение инспекции, указав, что денежные средства в адрес ООО «Г» не перечислены. Новым кредитором налогоплательщика стало ООО «Г», перед которым ООО «А» имеет обязательство по возврату аванса. Таким образом, перевод долга на третье лицо означает перемену лиц в обязательстве, то есть само обязательство по возврату суммы предоплаты сохраняется, но его субъектный состав меняется. Если аванс не возвращен ни прежнему, ни новому кредитору, само по себе заключение договора по переводу долга не является основанием для получения вычета в силу пункта 5 статьи 171 НК.

Суды (постановление кассации Ф06-23453/2017 от 22.08.2017) учли, что учредитель и генеральный директор ООО «Г» согласно справкам 2-НДФЛ в 2012-2014 годах получали доход также в ООО «Б», а учредитель ООО «А» являлся также учредителем еще одного юрлица, учредителем которого является ООО «Б». Кроме того, этот же человек же выступал заявителем от имени ООО «Б» при внесении изменений в ЕГРЮЛ, в связи с чем имел доверенность от ООО «Б» на совершение определенных действий. Взаимозависимость участников, по мнению судов, доказывает отсутствие разумной деловой цели заключения договора о переводе долга.