Между администрацией города (арендодатель) и ИП (арендатор) был заключен договор аренды земельного участка. Затем права аренды были переданы арендатором третьему лицу - ООО «Э» - в пределах срока действия договора. Оплата стоимости отчужденных имущественных прав произведена путем зачета встречных требований с участием третьих лиц (обязательства предпринимателя перед третими лицами были погашены ООО «Э»).

По результатам выездной проверки предпринимателя налоговая доначислила НДС, НДФЛ, пени и штраф, признав реализацией сделку по передаче прав аренды.

Суд первой инстанции, апелляция и окружной суд (дело № А78-2540/2016) отменили решение инспекции, указав, что инспекция вменила предпринимателю доход без учета того обстоятельства, что расчет по сделке проведен с вовлечением в него третьих лиц, цепочка взаимоотношений между которыми инспекцией не проверена.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС (302-КГ17-785 от 11.07.2017) с судами не согласилась, признав законным решение инспекции. Передача имущественных прав согласно пункту 1 статьи 146 НК признается объектом обложения НДС. В данном случае предприниматель реализовал право аренды земельного участка (имущественное право), следовательно, возник объект налогообложения НДС.

В соответствии пунктом 1 статьи 209, пунктом 1 статьи 210 НК, объектом налогообложения НДФЛ признается доход, полученный налогоплательщикам, в том числе, полученный как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которым возникло. В данном случае задолженность предпринимателя перед рядом лиц при реализации права аренды земельного участка была погашена, то есть он получил доход от операции в размере погашенной задолженности. Следовательно, у предпринимателя возник объект налогообложения НДФЛ.

Информацию об этом деле недавно публиковала также ФНС.