По результатам выездной проверки управление ПФ доначислило страховые взносы, пени и штраф, включив в базу для начисления взносов компенсации за нарушение сроков выплаты заработной платы и стоимость подарков к празднику 8 Марта (подарки выданы в натуральной форме стоимостью 500 рублей на каждую женщину).

По мнению управления, выплата денежной компенсации работнику при нарушении работодателем установленного срока выплаты зарплаты не является возмещением затрат работника, специальной нормы об освобождении данной выплаты от взносов статьей 9 закона № 212-ФЗ не предусмотрено, поэтому они подлежат обложению взносами. Объекта обложения взносами при передаче работникам подарка не возникает только при заключении договоров дарения в письменной форме. В противном случае эти суммы облагаются взносами.

Суды трех инстанций (дело № А76-21244/2016) отменили решение управления, разъяснив, что денежная компенсация, предусмотренная статьей 236 ТК, является видом материальной ответственности работодателя перед работником, обеспечивая дополнительную защиту трудовых прав последнего. Суммы денежной компенсации за задержку выплаты зарплаты подпадают под действие подпункта «и» пункта 2 части 1 статьи 9 федерального закона № 212-ФЗ и не подлежат обложению взносами. На эту тему суды много раз высказывались аналогичным образом (некоторые примеры – здесь, здесь   и здесь).

Суды установили, что приобретение подарков подтверждено товарным чеком, кассовым чеком, авансовым отчетом подотчетного лица, передача подарков подтверждена ведомостью выдачи подарков и связана праздником 8 Марта, а не с трудовой деятельностью работниц и выполнением ими трудовых обязанностей. Выдача подарков не зависела от результатов и качества труда сотрудниц, а условие о выдаче подарков не включено в систему оплаты труда, следовательно, взносами они не облагаются, указала кассация (Ф09-2042/2017 от 16.06.2017).