В июле 2014 года ООО (продавец) и С. (покупатель) заключили договор купли-продажи нежилых объектов недвижимости по цене 455 млн рублей. В ноябре 2014 года эти объекты были перепроданы таможне за 713 млн рублей. 

По результатам камеральной проверки декларации по НДС, представленной ООО, налоговая указала на занижение цены реализации недвижимого имущества в адрес С. почти в два раза. Инспекция доначислила налог, пени и штраф исходя из цены реализации имущества таможне.

Установлено, что незадолго до заключения договора купли-продажи между ООО и С. последний вышел из состава учредителей ООО (в апреле 2014 года), реализовав свою долю в уставном капитале в размере 50% за 5 тысяч рублей заместителю директора по финансам. Последняя пояснила, что С. вышел из состава учредителей формально, участники ООО знали о предстоящей продаже имущества таможне. Еще в октябре 2013 года здание было проверено таможней, были проведены испытания технических систем и оборудования, в 2013, 2014 годах компания выполнила дополнительные работы в здании (выстроена комната для хранения оружия, установлены металлические двери).

Согласно оценке, проведенной в декабре 2013 года, стоимость имущества и права пользования земельным участком составила 710 млн рублей. Зная о реальной стоимости имущества, С. приобрел ее за 455 млн рублей. При этом доказательства наличия таких средств у С. отсутствуют. С. фактически не владел имуществом, с момента приобретения объектов недвижимости до момента продажи прошло 3,5 месяца.

Компания пыталась оспорить решение в суде (дело № А43-27884/2015), полагая, что налоговики неправомерно определили налоговые обязательства исходя из цены госконтракта. Более того, налоговые инспекции не наделены компетенцией по контролю доходов (прибыли, выручки) взаимозависимых лиц при отклонении цен от рыночного уровня. Налоговый контроль за трансфертным ценообразованием ведет ФНС.

Суды трех инстанций (дело № А43-27884/2015) признали, что сделка купли-продажи имущества между С. и ООО совершена исключительно с целью получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Привлечение С. в схему по реализации объектов таможне направлено на занижение выручки от реализации и уменьшения налоговой базы.

Судья ВС (301-КГ17-5808 от 05.06.2017) отказал компании в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.