Отсутствие обособленного имущества не свидетельствует о несамостоятельности фирмы
© anekdotov.net

ООО «Д» (заказчик) заключило договор с ООО «З» (исполнитель) на оказание услуг по производству продукции из давальческого сырья.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила заказчику налог на прибыль, НДС, пени и штраф, установив взаимозависимость компаний – их руководители являются родными братьями. При этом у ООО «З» отсутствует недвижимое имущество, эта фирма ведет деятельность в помещении ООО «Д» на арендованном у него же оборудовании, применяет УСН с объектом налогообложения "доходы".

По мнению инспекции, в результате применения схемы минимизации налоговых обязательств путем дробления бизнеса налогоплательщик завысил расходы за услуги переработки, что привело к неполной уплате в бюджет налога на прибыль. ООО «З» не удовлетворяет признакам самостоятельного юридического лица, поскольку у него отсутствует обособленное имущество.

Суды трех инстанций (дело № А43-12155/2016) отменили решение инспекции, установив, что выполнение работ подтверждено актами, контрагент уплачивал налоги и представлял в налоговый орган налоговую отчетность. Использование в производственной деятельности исполнителем оборудования, принадлежащего ООО «Д», по мнению судов, не свидетельствует о том, что документооборот между фирмами составлен формально, а фактически товар производил налогоплательщик.

Суды (постановление кассации Ф01-1872/2017 от 07.06.2017) установили, что ООО «Д» не имело производственного персонала для выполнения работ по договору, в то время как ООО «З» располагало необходимой численностью работников (37 человек), несло расходы по оплате труда. Суды признали, что приведенные инспекцией обстоятельства не свидетельствуют о создании схемы по дроблению бизнеса.