ООО «Т» заявило вычет в декларации по НДС по операции приобретения в 3 квартале 2015 года товара у ООО «С».

По результатам камеральной проверки ИФНС отказала в вычете, установив, что ООО «С» зарегистрировано за 3 месяца до заключения сделки. Руководитель контрагента в инспекцию для дачи показаний не явился. В документах, предоставленных контрагентом по требованию инспекции, указан другой вид товара и другой вес. Счета-фактуры оформлены с нарушением порядка в части заполнения адреса, КПП покупателя, и являются не сопоставленными со счетами-фактурами покупателя в программном комплексе автоматизированной системы контроля НДС. Согласно документам контрагента товар приобретен у ООО «Х», которое ликвидировано как недействующее лицо в сентябре 2014 года. При этом согласно документам товар оплачен путем взаимозачета, для чего с ООО «Х» в октябре 2015 года (после ликвидации) был заключен договор поставки.

Компания пыталась оспорить решение в суде (дело № А76-16867/2016), полагая, что исключение поставщика второго звена из ЕГРЮЛ не имеет правового значения, поскольку факт поступления товара в 3 квартале 2015 года установлен. Невозможность приобретения товара у ООО «Х» не свидетельствует о том, что ООО «С» не имело товара и не могло его поставить. Заявляя о том, что ООО «С» не являлось поставщиком товара, инспекция, по мнению истца, обязана была установить реального поставщика - собственника товара.

Руководитель налогоплательщика пояснил, что контрагент был найден им самостоятельно (по совету знакомого, представившего положительные характеристики поставщика), с руководителем контрагента лично не встречался, переговоров не вел, в переписку не вступал, но сделку одобрил на основании пакета документов, полученного менеджерами.

Суды трех инстанций (постановление кассации Ф09-2469/2017 от 25.05.2017) признали законным решение инспекции, установив также, что поступившие от налогоплательщика денежные средства были обналичены контрагентом через снятие средств по корпоративной карте.