ООО «А» занималось покупкой и продажей ЖБИ, металлопроката. 

В марте 2015 года между ООО «А» (покупатель) и ООО «Т» (продавец) был заключен договор купли-продажи автокрана, цена составила 5,5 млн рублей, оплата установлена в рассрочку на 6 месяцев. ООО «А» заявило вычет в декларации по НДС.

По результатам камеральной проверки ИФНС отказала в вычете, установив, что через восемь месяцев автокран был продан ЗАО за 2,2 млн рублей. По мнению инспекции, действия компании направлены на получение необоснованной налоговой выгоды в результате существенной разницы между ценой приобретения и реализации.

Суды трех инстанций (дело № А48-849/2016, А48-962/2016) отменили решение инспекции, установив, что руководитель контрагента (ООО «Т») подтвердил сделку, как и фирма, у которой он приобрел автокран. Для работ на кране компанией был привлечен в штат водитель, которому выплачивалась зарплата. Водитель в своих показаниях подтвердил, что выполнял работу по управлению спорным автокраном при погрузке и разгрузке товаров. Из представленного в материалы дела отчета об оценке следует, что покупная и продажная цена автокрана соответствуют его рыночной стоимости.

Кассация (Ф10-1325/2017 от 25.05.2017) учла, что снижение цены связано с естественным износом крана, который использовался в течение 8 месяцев. Более того, за это время имела место поломка автокрана, что подтверждается справкой автосервиса. При этом покупателя (ЗАО) устроило и состояние, и цена спорного транспортного средства.