ООО «Д» (заказчик) заключило инвестиционный договор с ООО «Т» (инвестор). ООО «Т» внесло на расчетный счет ООО «Д» денежные средства в размере 172 млн рублей. Затем было заключено соглашение о новации обязательств – о замене обязательства, возникшего из инвестиционного договора, беспроцентным займом.

ООО «Д» стало собственником не завершенного строительством объекта недвижимости и заявило НДС к вычету, затем продало объект за 175,4 млн рублей ООО «К». Для приобретения объекта ООО «К» заключило договоры займа с ООО «А», по которым вместо денежных средств получило векселя Сбербанка. После чего ООО «К» передало эти векселя ООО «Д» в счет оплаты по договору купли-продажи объекта недвижимости, и у ООО «К» осталось обязательство перед ООО «А» по возврату займа. Вместо его погашения был заключен договор купли-продажи все того же объекта недвижимого имущества. ООО «А» получило объект и заявило вычет в декларации по НДС.

По результатам выездной проверки ООО «А» налоговая отказала в вычете. Инспекция установила, что ООО «Д» являлось учредителем ООО «Т» с долей участия 99,8%. Также выяснилось, что изначально векселя Сбербанка приобрело ООО «С», передало их по договорам займа своему руководителю, он их передал ООО «А» также по договорам займа, затем векселя меняли держателей, как это описано выше. В конце концов векселя были переданы через ряд фирм и обналичены ООО «С», руководителем которого являлся отец руководителя ООО «А».

Компания оспорила решение в суде, полагая, что ряд сделок по передаче векселей не дает оснований считать, что фактической оплаты по договору купли-продажи недвижимости не было.

Суды трех инстанций (дело № А60-17261/2016) признали решение инспекции законным, указав, что в данном случае создана видимость оплаты приобретенного объекта. Фактически реальные затраты по приобретению объекта компаний не понесены. Источник возмещения НДС из бюджета не сформирован.

В определении судьи ВС (309-КГ17-4924 от 10.05.2017) указано: «платежи при совершении указанных сделок каждый раз производились векселями, при этом контрагенты передавали друг другу ценные бумаги без оформления прав по ним. Реального движения денежных средств в уплату за приобретаемый объект незавершенного строительства и прав на него не происходило». В передаче дела в коллегию по экономическим спорам компании отказано.