ООО «А» приобрело имущество у ООО «С» и заявило вычет в декларации по НДС.

По результатам камеральной проверки ИФНС указала на необоснованность вычета, поскольку налог был уплачен по сделке, не являющейся объектом обложения НДС – реализация имущества фирмы-банкрота – ООО «С». Инспекция также указала на взаимозависимость компаний.

Суд первой инстанции и апелляция (дело № А54-7448/2015) отменили решение инспекции, указав, что в силу подпункта 2 пункта 5 статьи 173 НК на продавце лежит обязанность по уплате налога в бюджет, а покупатель вправе заявить вычет.

Кассация отменила их решение, указав на подпункт 15 пункта 2 статьи 146 НК – не признаются объектом налогообложения НДС операции по реализации имущества должников, признанных банкротами. В мае 2011 года ООО «С» признано банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство, а сделка по реализации его имущества состоялась в январе 2015 года, следовательно, не являлась объектом налогообложения НДС.

Действительно, выставив в адрес налогоплательщика счет-фактуру, ООО «С» в соответствии с требованиями подпункта 2 пункта 5 статьи 173 НК обязано было уплатить НДС в бюджет. Однако на момент принятия инспекцией решения операция по реализации имущества не была отражена продавцом в декларации по НДС за 1 квартал 2015 года.

Только в ходе рассмотрения дела в суде ООО «С» представило в инспекцию уточненку, в которой отразило реализацию имущества с выделением суммы НДС. Тем не менее, спорная сумма НДС не предполагалась к уплате в бюджет, поскольку у ООО «С», признанного банкротом, имелись многочисленные непогашенные долги перед иными кредиторами. Кроме того, спорная сумма НДС не может быть взыскана ввиду отсутствия у ООО «С» какого-либо имущества, за счет которого может быть взыскан налог, отметил суд (постановление кассации Ф10-1275/2017 от 05.05.2017).