Компания заключила с адвокатом договор на консультационно-правовое обслуживание. Затраты по договору были учтены в расходах. В подтверждение были представлены договор, акты приема-передачи юридической помощи, ордер, выданный адвокату, ответ Следственного отдела.

В ходе проверки налоговая установила, что из представленных актов не следует, что расходы понесены в рамках деятельности, направленной на получение дохода. Адвокат представлял интересы директора, в отношении которого возбуждено уголовное дело за ведение деятельности без лицензии, поскольку силами руководимого им предприятия организована добыча угля в отсутствие лицензии.

Компания обратилась в суд (дело № А27-5024/2016), полагая, что затраты на консультационно-юридические услуги, оказанные адвокатом, были направлены на отстаивание интересов компании и ее руководителя, который представлял интересы фирмы, а не свои как физлица.

Суды трех инстанций признали законным решение инспекции, указав, что часть 2 статьи 171 УК предусматривает наказание за незаконное предпринимательство (совершенное организованной группой или сопряжено с извлечением дохода в особо крупном размере). Из содержания данной нормы следует, что субъектом преступления является физическое лицо – в данном случае, директор компании. Учитывая, что адвокат участвовала в его защите, спорные затраты не были связаны с деятельностью самой компании, не относятся к производственной деятельности и не могут быть отнесены на расходы по налогу на прибыль. Суды отклонили довод компании о том, что директор являлся лицом, представлявшим интересы фирмы, поскольку это обстоятельство не является безусловным основанием для признания спорных расходов подлежащими учету при исчислении налога на прибыль.

Судья ВС (304-КГ17-3442 от 26.04.2017) отказал компании в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.