ИП занималась оптовой и комиссионной торговлей продуктами питания, товарами бытовой химии, применяя общую систему налогообложения.

По результатам выездной проверки налоговая доначислила НДФЛ, НДС, пени и штраф, указав на создание формального документооборота с контрагентами – лицами, подконтрольными предпринимателю. Инспекция установила, что для приема, хранения, отгрузки товаров предприниматель использовала склад, арендованный у ООО «Л», руководителем которого является ее супруг. Основным поставщиком предпринимателя являлось ООО «Б», учредителем которого был также ее супруг. Товар реализовывался по договорам комиссии с другими предпринимателями (применяющими УСН с объектом обложения доходы минус расходы), которые являлись либо бывшими работниками предпринимателя, либо ее родственниками. Инспекция указала на создание схемы путем уменьшения налогового бремени по НДФЛ и НДС, в том числе, за счет исчисления налогов не с сумм фактической реализации, а только с сумм комиссионного вознаграждения.

Суды трех инстанций (дело № А21-2133/2016) согласился с выводами инспекции о том, что налогоплательщик умышленно вовлекал зависимых лиц в процесс оптовой торговли с целью снижения своих налоговых обязательств. Суды установили, что предприниматели-комитенты работают в других фирмах, но имеют одного представителя, который ведет их бухучет, представляет отчетность и интересы в банке. Согласно их объяснениям все вопросы, связанные с продажей товаров, заключением договоров, оформлением первичной документации, решались в бухгалтерии истца. Отчеты комиссионера подписывались от имени предпринимателей-комитентов их единым представителем на основании доверенности. Денежные средства, поступавшие предпринимателям-комитентам от истца, в тот же день перечислялись на расчетные счета ООО «Б». Суды (постановление кассации Ф07-607/2017 от 17.04.2017) признали, что предприниматели были зарегистрированы формально и вместе с налогоплательщиком действовали как единый хозяйствующий субъект.