Компания арендовала у физлица нежилое помещение с оборудованием, которое использовалось для ведения хозяйственной деятельности. По условиям договора компания была обязана уплачивать арендную плату и коммунальные услуги. Стоимость арендной платы была учтена компанией при исчислении налога на прибыль.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила налог на прибыль, пени и штраф по пункту 3 статьи 122 НК (за умышленную неуплату налога), установив, что фактически уплачивались только коммунальные услуги, арендная плата не оплачивалась, оформлялись соглашения об отсрочке платежей. При этом арендодатель является учредителем компании. В то же время компанией приобреталась иностранная валюта, вносились денежные средства на депозит, что свидетельствует о наличии возможности своевременно оплачивать арендные платежи.

Суды трех инстанций (дело № А27-18563/2015) отменили решение инспекции, указав на отсутствие доказательств умышленных действий компании. На момент разрешения дела арендная плата была выплачена. Суды учли, что арендодатель не являлся единственным учредителем компании, следовательно, сделка по аренде имущества и несение в данной части расходов затрагивает права и другого учредителя, который налоговым органом не допрошен в ходе проверки. Завышение цены сделки по сравнению с рыночной также не устанавливалось.

Суды (Ф04-2232/2016 от 14.04.2017) пояснили, что элементами умышленного налогового правонарушения являются: осознание лицом, совершившим правонарушение, противоправного характера своих действий и желание наступления вредных последствий таких действий (статья 110 НК). Однако, такие элементы умышленной формы вины не установлены инспекцией.