В 2014 году предприниматель получил от ликвидации трех фирм (ООО, ООО и ОАО) доход в виде денежных средств и недвижимого имущества, который отразил в декларации по НДФЛ. При расчете налога предприниматель учел расходы по оплате вклада в уставный капитал компаний.

По результатам камеральной проверки декларации 3-НДФЛ за 2014 год налоговая решила, что налогоплательщик необоснованно уменьшил налогооблагаемый доход. Инспекция доначислила налог, пени и штраф.

Предприниматель пытался оспорить решение в суде (дело № А38-1345/2016), полагая, что налогообложению подлежит экономическая выгода (доходы от ликвидации за вычетом вкладов в уставные капиталы).

Суды трех инстанций признали законным решение инспекции, указав, что в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 220 НК (в редакции, действовавшей в спорный период) при определении налоговой базы налогоплательщик имеет право на получение имущественного вычета при продаже доли в уставном капитале. В данном случае предприниматель получил доход от ликвидации фирм, а не в связи с продажей доли, следовательно, стоимость доли подлежит налогообложению НДФЛ на общих основаниях, без применения вычета.

Суды пояснили, что право на получение имущественного вычета при передаче средств участнику в случае ликвидации общества возникло только с принятием федерального закона от 08.06.2015 № 146-ФЗ, вступившего в силу с 1 января 2016 года. При этом новое правовое регулирование не может быть применено к ранее возникшим правоотношениям.

Судья ВС (301-КГ17-3342 от 10.04.2017) отказал предпринимателю в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.