В 2012-2013 годах в столовой компании велось два вида деятельности – продажа продуктов питания через буфет и обеспечение работников горячим питанием. Согласно колодоговору питание предоставлялось из расчета 90 рублей (в 2012 году) и 55 рублей (в 2013 году) за восемь отработанных часов. Компания удерживала из зарплаты работников стоимость питания, которая превышала размер компенсации, при этом не включала в налоговую базу по налогу на прибыль и НДС стоимость предоставленного работникам питания ни в сумме компенсации, ни свыше этой суммы.

По результатам выездной проверки инспекция доначислила налог на прибыль, НДС, пени и штраф, указав, что работники обеспечивались питанием на возмездной основе (поскольку суммы удерживались из зарплаты). Инспекция сочла это реализацией продуктов питания, подлежащей обложением налогом на прибыль и НДС. По деятельности буфета компания включала полученную выручку в состав налоговой базы по налогу на прибыль и НДС, что инспекцией не оспаривается.

Суды трех инстанций (дело № А13-4158/2016) установили, что, начисляя работникам компенсацию за питание, компания на основании коллективного договора фактически производила оплату труда в натуральной форме. Поскольку компенсацию компания относила на расходы на оплату труда и принимала их в целях налогообложения прибыли, облагаемая база по НДС в данном случае отсутствует. Оснований для включения суммы компенсации в состав доходов, подлежащих налогообложению налогом на прибыль, также не имеется, факт «двойного» включения в состав расходов одних и тех же сумм в виде стоимости продуктов питания и начисленной компенсации в ходе проверки не установлен.

В то же время, сумму превышения стоимости обедов над компенсацией суды квалифицировали как выручку от операций по реализации товаров (работ, услуг), подлежащую обложению налогом на прибыль и НДС.