Компания заключила с физлицами гражданско-правовые договоры для выполнения определенных работ, в том числе по реализации товара.

По результатам выездной проверки ФСС признал гражданско-правовые договоры трудовыми, доначислил страховые взносы, пени и штраф. Фонд указал, что договоры подразумевают не разовое выполнение конкретной работы, а подробно оговоренные трудовые функции лиц, до них также доведены их функциональные обязанности. Лица, отношения с которыми оформлены спорными договорами, напрямую вовлечены в производственный процесс компании, докладывали ежедневно о ходе выполнения работ.

Суды трех инстанций (дело № А32-33235/2015) отменили решение фонда, разъяснив, что в гражданско-правовых отношениях исполнитель не подчиняется внутреннему распорядку компании, подрядчик самостоятельно устанавливает время и порядок работы. При этом он обязан сдать результат работы заказчику, ему оплачивается лишь выполненное поручение (определенная работа). Заказчик обязуется оплатить выполненные работы или оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре.

Спорные договоры заключены на выполнение определенных работ, содержат указание на порядок расчетов, период выполнения и порядок сдачи работ, в соглашениях отсутствуют условия соблюдения определенного режима работы и отдыха исполнителей, дисциплинарная ответственность за невыполнение работ, условие о подчинении правилам внутреннего распорядка. Работы оплачивались только после подписания акта сдачи-приемки работ. Физлицам не обеспечивались гарантии социальной защищенности: ежегодные отпуска и выходные дни с сохранением места работы и среднего заработка не предоставлялись, выплата сумм по временной нетрудоспособности и травматизму не была предусмотрена. Суды сочли вышеперечисленное признаками гражданско-правовыхх договоров.