В ходе выездной проверки банка ИФНС установила наличие денежных средств на счетах клиентов-юрлиц, исключенных из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа при наличии признаков недействующего лица, доначислила налог на прибыль, пени и штраф, включив эти суммы в состав внереализационных доходов.

Банк оспорил решение в суде (дело № А40-186959/2015), полагая, что сумма остатков денежных средств на расчетных счетах фирм, исключенных из ЕГРЮЛ, должна быть включена в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль в момент истечения срока исковой давности, установленного статьей 196 ГК.

Суд первой инстанции удовлетворил требования банка. Апелляция признала законным решение инспекции, разъяснив, что правовые последствия внесения записи об исключении юрлица из ЕГРЮЛ определены в пункте 3 статьи 49 ГК, в соответствии с которым с момента внесения такой записи прекращается правоспособность юрлица. Кроме того, пунктом 6 статьи 22 закона 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" предусмотрено, что ликвидация юрлица считается завершенной, а юрлицо – прекратившим свою деятельность после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ. Таким образом, после внесения записи в ЕГРЮЛ прекращаются договорные отношения банка с клиентом в связи с отсутствием стороны по договору.

В рассматриваемом случае доходы от списания обязательств банка можно квалифицировать в качестве невостребованной кредиторской задолженности, которая относится к внереализационным доходам.

В решении кассации (Ф05-11461/2016 от 29.08.2017) указано: «кредиторская задолженность рассматриваемых контрагентов в составе внереализационных доходов подлежала включению в состав доходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль организаций в тех налоговых периодах, в которых клиенты были исключены из Единого государственного реестра юридических лиц». При этом именно на налогоплательщика возлагается обязанность своевременно производить инвентаризацию  и учитывать подлежащую списанию кредиторскую задолженность во внереализационных доходах.