20 декабря 2012 года предприниматель признан банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство сроком шесть месяцев, признана утратившей силу госрегистрация предпринимателя, о чем 16 января 2013 года в ЕГРЮЛ внесена запись.

В 2014 году инспекция инициировала выездную проверку ИП за 2011-2013 годы. В ходе проверки инспекция выявила перечисление на расчетный счет предпринимателя арендной платы в 2013 году и задолженности от ЗАО, взысканной по решению суда. Инспекция признала эти суммы доходом физлица, доначислила НДФЛ, пени и штраф.

По мнению конкурсного управляющего, денежные средства, поступившие на расчетный счет предпринимателя после признания его банкротом, являются доходами от предпринимательской деятельности за период, предшествующий введению процедуры наблюдения, а не доходом физлица.

Суд первой инстанции (дело № А35-9840/2015) признал законным решение инспекции, указав на принятие судом решения о признании предпринимателя банкротом и утрате госрегистрации в качестве ИП. По мнению суда, доходы, полученные таким гражданином после признания его банкротом, подлежат обложению НДФЛ.

Апелляция и кассация отменили его решение, указав на положения статей 131, 124, 127, пункт 1 статьи 202 закона «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которым предприниматель, признанный банкротом, с момента введения конкурсного производства утрачивает право на распоряжение имуществом, составляющим конкурсную массу, в том числе денежными средствами, поступающими на единственный расчетный счет должника в ходе процедур банкротства.

В решении кассации (Ф10-258/2017 от 23.03.2017) указано: «поступившие на расчетный счет … денежные средства не могут быть отнесены к доходам физического лица в понимании статьи 41 Налогового кодекса, в связи с чем не могут быть признаны объектом налогообложения налогом на доходы физических лиц».