Компания применяла УСН с объектом налогообложения «доходы, уменьшенные на расходы» и занималась торговлей продуктами питания, в том числе их реализацией по муниципальным контрактам.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила налог по УСН, пени и штраф, установив доходы налогоплательщика на основании данных расчетного счета и встречных проверок контрагентов. Компания представила 1118 товарных чеков в подтверждение несения расходов. Инспекция приняла только расходы исходя из данных расчетного счета и полученных в ходе встречных проверок документов.

Суды трех инстанций (дело № А70-5555/2016) установили, что товарные чеки представляют собой листы бумаги с изображением на них следующих полей к заполнению: наименование организации, номер товарного чека, дата, место печати, место подписи продавца, а также таблицу с порядковым номером, наименованием товара, количеством, ценой, суммой. При этом в поле «наименование организации» находится оттиск штампа прямоугольной формы с указанием в нем следующих данных: «Овощной рынок», его адрес и номер телефона.

При этом «овощной рынок» как юрлицо не существует, содержание документов не позволяет установить продавца товара, отсутствуют единицы измерения товара, идентификационные признаки товара, кроме его наименование. Кому передавались наличные денежные средства, также не установлено. Такие документы не соответствуют требованиям пункта 2 статьи 9 старого закона о бухучете (действовавшего до 31.12.2012) и пункту 2 статьи 9 нового закона о бухучете (действующего с 01.01.2013) и не подтверждают закупку продуктов питания, указали суды. Суды (постановление кассации Ф04-248/2017 от 13.03.2017) признали решение инспекции законным.