ООО «А» в налоговой декларации по НДС заявило вычет по взаимоотношениям с ООО «С», представив в подтверждение договор, акты выполненных работ, счета-фактуры, платежные и иные документы.

По результатам выездной проверки ИФНС отказала в вычетах, доначислила налог, пени и штраф, установив, что контрагент не имел материальных и трудовых ресурсов, необходимых для исполнения обязательств, последняя бухгалтерская отчетность им представлена «нулевая», контактный телефон не отвечает, движение денежных средств по расчетному счету приостановлено, при проведении оперативно-розыскных мероприятий в июне 2012 года место нахождения контрагента и его должностных лиц установить не удалось.

Суды трех инстанций (дело № А43-22036/2015) признали законным решение инспекции, установив, что учредитель контрагента является «массовым» учредителем и руководителем и в октябре 2012 года приговорен по статье 162 УК за разбой к четырем годам общего режима. Он пояснил, что учредил фирму за денежное вознаграждение.

Кроме того, согласно приговору расчетный счет ООО «С» использовался преступной группой для транзита и обналичивания денежных средств, поступающих от клиентов. Фактически контрагент занимался поиском реально действующих юрлиц и предпринимателей (клиентов), заинтересованных в переводе собственных денежных средств безналичной формы в наличную, и предоставлял клиентам реквизиты и номера расчетных счетов в банках 12 фиктивных фирм (включая ООО "С"), контролируемых группой лиц. Одним из таких клиентов оказалось ООО «А». Суды (постановление кассации Ф01-3659/2016 от 15.11.2016) признали, что налогоплательщиком был создан формальный документооборот для получения необоснованной налоговой выгоды.