В ноябре 2014 года компания, с момента регистрации представлявшая нулевые декларации по НДС, приобрела автомобиль BMW и заявила по нему вычет.

По результатам камеральной проверки ИФНС отказала в вычете, доначислила НДС, пени и штраф. По мнению инспекции, целью приобретения автомобиля не являлась деятельность, облагаемая НДС, а компания не представила доказательств использования автомобиля в облагаемых операциях. Кроме того, инспекция обнаружила, что автомобиль приобретен за счет заемных средств, взятых у руководителя и учредителя фирмы, а также у других фирм, в которых он же является учредителем.

Суды трех инстанций (дело № А64-5617/2015) отменили решение инспекции, указав, что непредставление доказательств дальнейшего использования автомобиля в деятельности, облагаемой НДС, само по себе не свидетельствует о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды. Суды отметили, что инспекция анализировала ограниченный временной период деятельности налогоплательщика - один квартал 2014 года, что не позволяет оценивать выгоду и признавать ее необоснованной.

Суды приняли пояснения налогоплательщика о том, что транспортное средство приобреталось для использования в служебных целях, а именно - для ведения переговоров с целью заключения договоров с контрагентами. Впоследствии, а именно с 3 квартала 2015 года, компания планировала получать прибыль от передачи автомобиля в лизинг при оказании финансовых услуг.

Суды (постановление кассации Ф10-2870/2016 от 01.09.2016) также отметили, что только часть автомобиля была оплачена за счет заемных средств (1,9 млн рублей из 2,3 млн рублей).