М. работала в компании начальником отдела с февраля 2014 года. В августе того же года было принято решение о ликвидации компании, а в конце сентября М. вручено уведомление о предстоящем увольнении. С ноября М. находилась в отпуске по уходу за ребенком по достижения последним возраста полутора лет, то есть до февраля 2016 года.

Однако в декабре 2014 года М. была уволена по пункту 1 части 1 статьи 81 ТК – в связи с ликвидацией компании.

М. обратилась в суд (апелляционное определение по делу 33-44736/2015) с иском о восстановлении в ранее занимаемой должности, взыскании ежемесячного пособия по уходу за ребенком за время вынужденного прогула.

Суды двух инстанций удовлетворили ее требования, разъяснив, что согласно пункту 8 статьи 63 ГК ликвидация юрлица считается завершенной, а юрлицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ. При увольнении работников в связи с ликвидацией компания должна доказать отсутствие правопреемников и завершение какой-либо деятельности внесением записи в ЕГРЮЛ.

Суды установили, что компания находилась в стадии ликвидации с марта 2015 года. Не завершена ликвидация и на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции. Значит, оснований для расторжения с истицей трудового договора не имелось.