ИП применял УСН с объектом обложения «доходы» и занимался сдачей в аренду собственного недвижимого имущества (производственной базы).

В 2012 году он продал указанное имущество, а доход от реализации отразил как физлицо в налоговой декларации по НДФЛ, включив в налогооблагаемую базу только стоимость продажи тех объектов, которые были приобретены им в 2011 году, и на момент продажи находились в собственности менее трех лет.

По результатам выездной проверки ИФНС всю сумму договора купли-продажи недвижимости (140 млн рублей) отнесла к доходам от предпринимательской деятельности, и придя к выводу об утрате права на применение УСН, доначислила налоги по общей системе.

ИП обратился в суд, указав, что недвижимое имущество первоначально приобреталось им и его супругой на их личные средства, впоследствии разделялось между супругами как физлицами – передано по брачному договору. Предприниматель также отмечает, что указанные объекты недвижимости в качестве основных средств им не учитывались, амортизация не начислялась, расходы по эксплуатации объектов в состав расходов не включались.

Суды трех инстанций (дело № А60-26725/2015) признали решение инспекции законным, указав, что доходы, полученные по договору купли-продажи, следует считать доходами от предпринимательской деятельности, поскольку указанное имущество не использовалось (и, являясь производственной базой, не могло использоваться) в личных целях, а сдавалось в аренду с целью получения выручки.

Суды (постановление кассации Ф09-25/2016 от 10.02.2016) отклонили довод предпринимателя о получении имущества по брачному договору, поскольку это обстоятельство не влияет на квалификацию дохода в целях исчисления УСН. Доказательств того, что после расторжения брака истец намеревался использовать здание для проживания с семьей, в материалы дела не представлено.