В июне 2013 года компания включила в базу для начисления страховых взносов денежную сумму, выплаченную гражданину Ч. в качестве вознаграждения по соглашению, в котором последний выступает поручителем компании по кредитным договорам, заключенным с банком. В ноябре компания представила расчет РСВ-1 за 9 месяцев 2013 года, в котором взносы скорректировала в меньшую сторону, исключив вознаграждение из базы. 

По результатам выездной проверки ПФ доначислил взносы, пени и штраф, указав, что соглашение по сути является договором оказания услуг. То есть не являющийся работником Ч., заключив договоры поручительства, оказал компании услугу в рамках гражданско-правового договора.

Компания обратилась в суд (дело № А13-3557/2015), полагая, что данное соглашение не содержит очевидных признаков, прямо соответствующих понятию услуги, данному законом 212-ФЗ: услуга - деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе ведения деятельности.

Суды трех инстанций признали решение фонда законным, указав, что понятие «услуги» является гражданско-правовым, а не специфическим понятием федерального закона 212-ФЗ.

Суды (постановление кассации Ф07-2649/2015  от 14.12.2015) решили, что Ч. оказал компании услугу по принятию на себя обязательств отвечать перед банком за исполнение компанией обязательств по кредитным договорам, за это компания выплатила Ч. вознаграждение, то есть выполнила свою часть обязательств по гражданско-правовому договору.