ООО «А» приобрело у ООО «И» транспортные средства по договорам от 30.09.2013 года на сумму 11,1 млн рублей и заявило вычет в налоговой декларации по НДС за 3 квартал 2013 года.

По результатам камеральной проверки инспекция отказала в возмещении НДС, доначислила налог, пени и штраф. ИФНС установила, что на расчетный счет ООО «И» денежные средства от ООО «А» не поступали. Частично задолженность погашена взаимозачетом на сумму 5,2 млн рублей.

Инспекция установила взаимозависимость компаний, поскольку равноправными учредителями компаний являются одни и те же физлица, Компании ведут одинаковый основной вид деятельности - архитектура, инженерно-техническое проектирование в промышленности и строительстве, зарегистрированы по одному юрадресу.

При этом, как до, так и после совершения сделки купли-продажи транспортные средства находились в эксплуатации ООО «И», управлял ими персонал ООО «И», расходы на техническое обслуживание, автостоянку несло ООО «И», то есть фактическое использование и местонахождение транспортных средств после заключения договоров купли-продажи не изменилось.

Инспекция решила, что компаниями создан формальный документооборот с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Суды трех инстанций (дело № А70-8942/2014) согласились с выводами инспекции, указав, что налогоплательщик не доказал, что транспортные средства находились в его пользовании, именно он нес расходы по содержанию (обслуживанию, хранению) спорных транспортных средств и использовал их в своей хозяйственной деятельности. По мнению судов, созданный компаниями документооборот направлен на формальную смену собственников транспортных средств.

Довод компании о том, что в связи с отсутствием возможности погашения задолженности она планировала передать приобретенные транспортные средства в аренду ООО «И», отклонен судами, поскольку фактические доказательства передачи спорных транспортных средств в аренду отсутствуют.

Суды не увидели разумной деловой цели в спорном сделке. Не исключено, что действия компаний были направлены на уход от налогообложения налогом на имущество (который в рамках рассмотренного спора не фигурировал, поскольку речь шла о камералке декларации по НДС). Напомним, на основании подпункта 8 пункта 4 статьи 374 НК в редакции, действовавшей до 1 января 2015 года, не признавалось объектом налогообложения налогом на имущество движимое имущество, принятое на учет с 1 января 2013 года в качестве ОС вне зависимости от приобретения его у лиц, признаваемых взаимозависимыми.