Компания занималась реализацией нефтепродуктов и применяла УСН.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила компании налоги по общей системе, сложив ее доходы с доходами двух ее бывших работников, зарегистрированных как ИП и занимающихся также реализацией ГСМ. Инспекция решила, что налогоплательщиком создана схема уклонения от налогообложения, направленная на дробление бизнеса для применения УСН.

Инспекция установила, что в начале своей деятельности ИП не имели собственных ресурсов и денежных средств на ведение деятельности, большая часть работников компании была уволена в порядке перевода к предпринимателям, при этом служебные обязанности работников фактически не изменились. Компания выдавала предпринимателям беспроцентные займы и предоставляла имущество в аренду (офис, АЗС и даже ККТ).

Кроме того, предприниматели и компания использовали одни и те же емкости для хранения ГСМ, в то время как договоры на хранение отсутствовали, раздельный учет топлива, находящегося в этих емкостях, не велся. Также у ИП отсутствовали лицензии на эксплуатацию взрывопожароопасного производственного объекта.

Суды трех инстанций (дело № А70-4269/2014) признали решение инспекции недействительным, посчитав недостаточными приведенные ею доказательства.

Суды учли, что имущество от компании предпринимателям передано по договорам аренды, факт уплаты арендных платежей инспекция не оспаривает, трудовые отношения с работниками как компания, так и предприниматели оформили надлежащим образом.

Из выписок ИП следует, что они самостоятельно производят оплату контрагентам, перечисляют налоги и иные платежи. Предприниматели используют ККТ, при этом нарушение правил ее использования инспекцией не установлено. 

Инспекция не доказала, что доход, полученный предпринимателями, передавался компании, и что компания оказывала влияние на решения, принимаемые предпринимателями. Также не доказано, что примененные сторонами цены по договорам аренды не соответствуют рыночным.

Суды отметили, что налогоплательщик и предприниматели по отдельности производили финансово-хозяйственные операции от своего имени, вели учет своих доходов в соответствии с порядком ведения бухучета, а также налогового учета при применении УСН, самостоятельно определяли от своей деятельности объект налогообложения, налоговую базу, исчисляли налог и представляли в налоговый орган по месту учета налоговую отчетности.

В решении кассации (Ф04-16255/2015 от 02.03.2015) указано: "гражданское законодательство допускает совместную деятельность хозяйствующих субъектов в целях получения прибыли от осуществления предпринимательской деятельности. Совместная деятельность хозяйствующих субъектов сама по себе не свидетельствует о получении налоговой выгоды".