Структура российского бизнеса сегодня такова, что даже средние компании чаще всего состоят из нескольких юридических лиц. Однако долгое время эти детали было принято не афишировать. Распределение функций бизнеса на несколько юридических лиц, с одной стороны, являлось широко распространенным явлением, с другой стороны, считалось "не комильфо". Так как дробление бизнеса ассоциировалось с оптимизацией, и не всегда законной. В особенности "родственные связи" компаний между собой старались не раскрывать налоговым органам. Но сегодня контролирующие органы все чаще ищут и находят взаимосвязи компаний, поэтому не признавать наличие группы компаний становится рискованнее, чем открыть ее.

"Это заставляет налогоплательщиков признать, что компании работают в группе. Нужно понять, что налоговая служба пытается посмотреть на бизнес сегодня как на "семью", - говорит Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы юридической фирмы "Пепеляев Групп". Такой подход сформировал новую практику - налоговые органы начали практиковать проверки не одной, а всей группы компаний. "Один из посылов налоговых органов заключается в том, что нужно выявлять группу компаний, для этого анализировать деловые связи, выявлять подконтрольность компаний и стараться проводить проверки одновременно. И такие примеры уже есть", - утверждает эксперт.

Надо отметить, что во взаимоотношениях юрлиц в группе налоговиков интересуют вполне определенные вещи - занижение налогов путем перераспределения прибыли внутри группы. "В любой группе имеют место трансферты - перемещение экономических выгод. Если такое перемещение не приводит к экономии на налогах, то такие внутригрупповые операции не вызывают недовольства со стороны государства. Если же возникают потери бюджета, а у налогоплательщика налоговая выгода, вопросов налоговых органов не избежать", - считает Вадим Зарипов. В этом вопросе действует, если можно его так назвать, закон сохранения налога. Если в ходе трансфертов общий объем отчислений в бюджет не изменился, к компании нет претензий. Для этого и нужна проверка всей группы, чтобы установить - уплачен ли налог в полном объеме той компанией, в которую перетекла прибыль.

Многие представители бизнеса при этом считают, что налоговые органы слишком тщательно вникают в хозяйственную жизнь компаний. "Пристальное внимание налоговых органов неприятно. Возникает желание уйти от этого контроля. Но нужно ли пытаться скрывать взаимозависимость? Здесь есть некоторые нюансы. К примеру, попытки устранить какие-то формальные признаки контроля за организациями приводят к тому, что теряется контроль над активами, теряется управление", - говорит Вадим Зарипов.

Сокрытие "родства" может быть опасным не только с точки зрения претензий налоговых органов, заигравшись в сыщика и злодея можно спрятать активы компании так, что найти их будет уже невозможно. "Тщательное сокрытие владения, как правило, связано с созданием так называемой матрешки, когда группа компаний последовательно владеет друг другом. Сложная структура дает возможность подделки документов из далекой юрисдикции и возможность хищения. При такой сложной структуре необходимо периодически получать подтверждения того, что доли в компаниях все еще принадлежат прежним владельцам", - поясняет Вячеслав Леонтьев, управляющий партнер адвокатского бюро "Леонтьев и партнеры". Скрыть владение компанией часто пытаются и с помощью передачи ее друзьям и родственникам, все это происходит без какой-либо гарантии возврата переданных активов прежнему владельцу. В конечном счете такие игры, когда компания не признает частью группы определенные юрлица, приводят к уязвимости бизнеса. Он построен на доверии без документального подтверждения, и риск рейдерского захвата активов в такой группе компаний очень большой. При этом желаемая цель - сокрытие взаимозависимости - достигается редко. "Неэффективно пытаться скрывать группу компаний. Всегда какие-то рожки и хвостики торчат", - говорит Зарипов. Группу лиц легко выдают такие факты, как наличие общей бухгалтерии или предоставление беспроцентного займа одного юрлица другому. Или несогласованность действий. К примеру, когда одна компания предоставляет уведомление о контролируемых сделках, другая же их решила не предоставлять.

При этом бывшие в арсенале российских компаний офшоры сегодня пока еще робко, но отступают и перестают играть такую важную роль в деле сокрытия части группы компаний в офшорной зоне. "Можно пытаться через офшор контролировать все активы, но это дорого и преследуемо в рамках правительственной политики деофшоризации", - говорит Вадим Зарипов. Дефицит средств бюджета заставляет государство агрессивнее реагировать на случаи вывода средств. "Экономика страны зависит от того, есть в ней деньги или нет, а когда резиденты РФ уводят деньги из страны, в которой работают, то ситуация напрягает", - добавляет Артур Стариков, старший юрист компании "Правовой кабинет".