Во взаимоотношениях бизнеса и налоговых органов в РФ до сих пор остаются белые пятна. Доля "теневой экономики" России - 27-30% от ВВП, подсчитали в ГУ-ВШЭ, – меньше, чем в Таджикистане, но больше, чем на Украине.

"Сделка, которая совершена с целью, противной законам правопорядка и нравственности, считается недействительной. То, что получает компания в результате такой сделки, может быть передано в доход государства", – гласит одна из норм 169 статьи ГК. Как заявляет в эфире РБК-ТВ в программе "Капитал" управляющий партнер ЮК "Пепеляев, Гольцблат и партнеры" Сергей Пепеляев, "она позволяет государству применять репрессии даже в тех случаях, когда закон не допускает их напрямую".

"Может быть, коллеги и драматизируют, – соглашается член экспертного совета "Опоры России" Кирилл Всеволжский. – Но это как раз тот случай, когда немного драматизма не будет лишним. Если статья долгое время спала, сегодня ее применение активизировано".

Эксперты приводят в пример такие процессы, как изъятие 100% акций "РуссНефти" под предлогом, что сделка с акциями была совершена с целью уменьшения налогов. Или случай с компанией PricewaterhouseCoopers: ей предъявили претензии, что якобы договор на проведение аудита в ЮКОСе противен интересам нравственности и правопорядка. Но, по сути, статья может применяться к предпринимателю любого калибра с разорительными последствиями, и таких случаев все больше.

По словам К.Всеволжского, 169 статья ГК - это "вопиющий недосмотр законодателя". "Ведь в ГК осталась фактически уголовно-правовая норма, которая уже давно вычищена из Уголовного Кодекса (УК). В Налоговом ее нет, в Административном она не работает – можно сказать, налоговые органы сработали профессионально, используя возможности ГК".

Действительно, 199 статья УК об уклонении от уплаты налогов (под суд шли с обвинением "уклонение от уплаты налогов, совершенное иным способом") в 2003г. постановлением Конституционного суда дезавуирована. Три года назад также была отменена статья 52 УК, предлагавшая конфискацию имущества как вид уголовного наказания.

То есть 169 статья ГК – это последний оплот субъективизма в налоговой системе. Хотя С.Пепеляев не считает ее недосмотром: "Статья была оставлена совершенно осознанно, как запасной вариант, как экономический расстрел". Теоретически по этой статье можно попытаться изъять квартиру, которую хозяин сдает в аренду, не выплачивая налоги, допускает К.Всеволжский.

Данная статья позволяет взыскивать в бюджет все переданное по сделке – таких последствий не предусматривает ни НК, ни КоАП, ни УК. В общем-то, это главное противоречие статьи: ведь если даже одна из сторон сделки неповинна, все равно придется поплатиться. Статья противоречит и Европейской конвенции по правам человека. Ведь норму суд может трактовать на свое усмотрение, а значит, нарушается право на справедливое судебное разбирательство.

Член Общественной палаты Григорий Томчин предлагает изменить меру наказания: вместо конфискации ввести реституцию. "Совершивший сделку получает все по сделке назад. И налоговая инспекция потеряет интерес выслуживаться и получать дополнительные начисления", - отмечает он.

Этой же точки зрения придерживается К.Всеволжский: "Государство должно оставлять себе рычаги влияния на частные отношения – это нормально, и такие статьи, направленные против антиобщественных сделок и т.п., есть везде. Они поддерживают дисциплину в государстве". Но если эксперт выступает за сохранение первой декларативной части статьи, то вторую и третью части, по его мнению, нужно либо переносить в УК, четко определяя, когда и при каких условиях они будут действовать, либо убирать совсем.

"Но верится с трудом, что это большое поле судебно-следственного рассмотрения будет сокращено, – заключает под конец программы "Капитал" на канале РБК вице-президент Федерального союза адвокатов России Игорь Трунов. – Уж очень это удобно для чиновников как рычаг воздействия на бизнес: в конкурентной ли борьбе или еще в каких-то других формах".

В качестве наиболее быстрого способа отмены этой расплывчатой коррупционной формы воздействия на бизнес эксперты предлагают обращаться в Европейский суд: ведь в соответствии с Конституцией РФ международные нормы права являются приоритетными.