21 января 2005 года ООО «Н» заключило договор займа с ООО «И», во исполнение которого ООО «И» перечислило ООО «Н» денежные средства, а последнее передало ООО «И»   собственный простой вексель на сумму 8,5 млн рублей. Датой составления векселя является дата зачисления суммы займа на расчетный счет ООО «Н», а датой погашения - 21 января 2006 года.

Позже законным держателем векселя с момента получения по акту приема-передачи от ООО «И» (15 марта 2005 года) стало ООО «С».

ООО «С» и ООО «Н» 1 октября 2005 года заключили соглашение об изменении срока платежа, в соответствии с которым установлен новый срок − не ранее 1 апреля 2006 года. 17 января 2007 года следующим соглашением установлен новый срок − не ранее 17 января 2010 года, а 20 января 2010 года − не ранее 20 января 2012 года.

По результатам выездной налоговой проверки за 2008-2010 годы инспекция доначислила ООО «Н» налог на прибыль, пени и штраф, установив неправомерное невключение компанией в состав внереализационных доходов сумм задолженности по векселю, подлежащей списанию в связи с истечением срока исковой давности. По мнению инспекции, срок платежа по векселю, составленному 21 января 2005 года истек 21 января 2006 года, а срок исковой давности - 21 января 2009 года, следовательно компания должна учесть сумму по векселю в составе внереализационных доходов в 1 квартале 2009 года.

Суды трех инстанций (дело № А11-8499/2012) признали решение инспекции недействительным, указав, что вышеназванные дополнительные соглашения прерывают течение срока вексельной давности.

Начало течения трехгодичного срока на предъявление исковых требований определяется днем срока платежа в соответствии с условиями векселя. В данном случае требование об оплате векселя могло быть предъявлено в срок не позднее 21 января 2013 года, трехгодичный срок истекает 21 января 2016 года. Следовательно срок исковой давности на момент проведения выездной проверки (март 2012 года) не истек, и инспекция не вправе признавать кредиторскую задолженность внереализационным доходом.

К тому же, решением третейского суда от 24 февраля 2012 года с ООО «Н» в пользу ООО «С» взыскана задолженность по спорному векселю, которая впоследствии оплачена.