Заверенное нотариусом заявление не доказало реальность "междусобойных" хозопераций

В проверяемом периоде ООО «А» осуществляло деятельность по оптовой торговле табачными изделиями через аффилированное ООО "Т", выплачивая ему премию за достижение согласованного объема закупок.

По результатам выездной налоговой проверки инспекция доначислила ООО "А" в том числе налог на прибыль, пени и штраф.

Инспекцией установлено, что перечисления денежных средств за товар за период действия договора по дату ликвидации контрагента отсутствуют. Проверяемая компания пояснила, что задолженность оплачена взаимозачетом между ней, ООО "Т" и ООО "С", в силу которого установлена обязанность ООО "Т" оплатить в счет взаиморасчетов с ООО "А" в адрес ООО "С" денежные средства. Однако в платежных документах указан другой договор. При этом доставка товара документально не подтверждена.

Инспекция также установила, что сумма реализованной продукции за проверяемые периоды ниже объема закупок продукции, установленного планом объема закупок. Однако фактически размер премии, начисляемой контрагенту, рассчитывался не из фактического объема закупок, а из плановых показателей, которые участники соглашения не достигли.

Также установлены расхождения в суммах кредиторской и дебиторской задолженностей ООО "Т" перед ООО "А". Внереализационные доходы по премиям в отчетности ООО "Т" не отражены.

После ликвидации ООО "Т" в ноябре 2010-го право требования долга перешло ООО "Б", которое в апреле 2012 года снято с учета также в связи с ликвидацией. При этом гендиректором и учредителем ООО "Б" и ООО "Т" значился сотрудник ООО "С".

В итоге, по мнению инспекции, целью сделки с использованием ООО "Т" являлось получение ООО "А" налоговой выгоды за счет включения указанных премий в состав внереализационных расходов.

Компания, пытаясь доказать обратное, ссылается на заявление гендиректора ООО "Т" (он же сотрудник ООО "С"), подтверждающего хозяйственную деятельность с компанией, ненадлежащую оценку платежных поручений об уплате ООО "С" за поставленный товар, письма  в адрес ООО "С" о платежах за третье лицо, актов взаимозачета указанных организаций.

Суды трех инстанций (дело № А32-16538/2013), признавая решение инспекции правомерным, разъясняют, что заверенное нотариусом вышеуказанное заявление директора ООО "Т", подтвердившего хозяйственную деятельность с истцом, само по себе не является доказательством, опровергающим выводы инспекции.