ЗАО (универмаг) заключило с банком договор о кредитной линии на 3 года на общую сумму 80 млн рублей. Условия соглашения неоднократно менялись, в том числе срок пользования кредитными средствами был продлен еще примерно на полтора года (срок действия договора составил в итоге 4,6 года).

Изначально в нескольких пунктах договора фигурировало условие о том, что досрочное погашение кредита в срок до 910 дней от момента открытия линии грозит универмагу уплатой неустойки. В результате внесенных в договор изменений это условие было убрано из одного из пунктов.

Ровно через 4 года (то есть через 1460 дней) от момента открытия кредитной линии компания вознамерилась погасить кредит досрочно, о чем уведомила банк письмом. Банк не возражал при условии уплаты заемщиком неустойки в сумме около 1,5 млн рублей. Универмаг данное условие выполнил, однако затем подал в суд с требованием вернуть уплаченную неустойку с процентами (дело № А79-6813/2012).

Суд первой инстанции не увидел в действиях банка при досрочном погашении кредита какой-либо услуги и по этой причине удовлетворил требования универмага, урезав лишь сумму полагающихся ему процентов за пользование банком суммой неосновательного обогащения в виде спорной неустойки.

Однако с таким решением не согласился банк, и дело продвинулось по судебным инстанциям до президиума ВАС. Суды со второй по четвертую инстанции все-таки сочли спорную комиссию законной. В опубликованном постановлении президиума ВАС содержится три аргумента в пользу такого решения.

Во-первых, само по себе условие о комиссии за досрочное погашение кредита сторонами было согласовано. Несмотря на то, что досрочное погашение состоялось за пределами срока, в течение которого действовала спорная комиссия, "заемщик был информирован о возможном взимании комиссии за досрочное погашение кредита".

Во-вторых, заемщик оплатил предъявленную банком сумму комиссии, "тем самым в силу пункта 3 статьи 434, пункта 3 статьи 438 Гражданского кодекса РФ письменная форма соглашения о комиссии считается соблюденной", - указали высшие арбитры.

В-третьих, досрочный возврат кредита судами оценен как имущественное благо для заемщика в виде экономии денежных средств, которые подлежали бы уплате при погашении кредита в предусмотренный договором срок. Сумма сэкономленных процентов оказалась почти вдвое больше, чем сумма спорной комиссии.

Таким образом, универмагу отказано в удовлетворении требований в полном объеме.