В проверяемом периоде компания заключила с ООО «А» договора купли-продажи алкогольной продукции. В отношении части договоров на поставку алкогольной продукции были заключены дополнительные соглашения, по которым товар, поставленный компанией в адрес ООО «А» на условиях оплаты после ее передачи, не признается находящимся в залоге у поставщика до момента его оплаты покупателем. В отношении остальной части договоров такие дополнительные соглашения заключены не были. Задолженность по таким договорам была включена компанией в резерв по сомнительным долгам и списана на финансовые результаты.

По результатам выездной налоговой проверки, инспекция привлекла компанию к ответственности за неправомерное увеличение расходов на сумму созданного резерва по сомнительным долгам в размере 18 млн рублей. По мнению налогового органа, реализованная компанией алкогольная продукция находится в залоге (компания выступает залогодателем), и соответственно, в случае ее неоплаты ООО «А» (залогодержателем) создание компанией по данной  дебиторской задолженности резерва по сомнительным долгам противоречит статье 266 НК.

Суд первой инстанции (дело № А40-136097/2012) и апелляция удовлетворили иск компании, посчитав, что договором залоговые отношения не подтверждены, а представленная информация не позволяет индивидуализировать поставленную продукцию для целей описания предмета залога.

В кассационной жалобе инспекция ссылается на то, что реализованные, но не оплаченные по договорам поставки товары находятся в соответствии с положениями пункта 5 статьи 488 ГК в залоге. Инспекция также указывает, что договорами поставок предусмотрены документы, которые с достаточной точностью позволяют определить, какой товар продан, в каком количестве и какому покупателю.

Кассация отменила решение апелляции, признав неправомерным создание спорного резерва. В соответствии со статьей 266 НК сомнительным долгом признается любая задолженность перед налогоплательщиком, возникшая при реализации товаров, если она не погашена в сроки, установленные договором, и не обеспечена залогом, поручительством, банковской гарантией. По смыслу статьи 488 ГК с момента передачи товара покупателю и до его оплаты товар, проданный в кредит, признается находящимся в залоге у продавца для обеспечения исполнения покупателем его обязанности по оплате товара (если иное не предусмотрено договором), то есть возникает залог в силу закона. В соответствии со статьей 353 ГК, в случае перехода права собственности на заложенное имущество к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества, либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу.

Следовательно, договоры, по которым допсоглашения (о ненахождении продукции в залоге) не заключались, предполагают возникновение залога.

К тому же, согласно ФЗ 171 «О государственном регулировании  производства и оборота этилового спирта, спиртосодержащей  продукции» компании, участвующие в обороте алкогольной продукции, ведут учет приобретенной и реализованной продукции, применительно к конкретной товарно-транспортной накладной. Этому отвечают и условия договоров: покупатель обязан представлять поставщику отчеты о продажах товара, в том числе с указанием накладной и даты отгрузки. То есть не возникает сложности с индивидуализацией продукции для целей описания предмета залога. Поэтому соответствующий вывод судов предыдущих инстанций кассация признала необоснованным. 

Коллегия судей ВАС согласилась с кассацией, и отказала компании в передаче дела в Президиум ВАС для пересмотра дела в порядке надзора.