По результатам проведения выездной налоговой проверки инспекция доначислила ООО «Н» налог на прибыль, НДС, налог на имущество, а также пени и штраф, посчитав, что имело место формальное дробление бизнеса с целью распределения доходов на две компании и на получение необоснованной налоговой выгоды посредством применения УСН.

В проверяемом периоде ООО «Н» занималось розничной торговлей бытовой техникой. К октябрю 2011 года его учредителем принято решение о прекращении деятельности: его работники уволены и по собственному желанию переведены в ООО «М»; ККТ снята с учета, расторгнуты договоры на поставку бытовой техники, рекламные услуги, транспортировку; остатки товара возвращены поставщикам. В дальнейшем ООО «Н» осуществляло деятельность по сдаче помещения в аренду.

С октября 2011 года по тому же адресу ООО  «М» начало осуществлять розничную торговлю бытовой техникой. Инспекция сочла, что создание ООО «М» связано с тем, что выручка ООО «Н» была близка к лимиту, при превышении которого невозможно применение УСН, и доначислила налоги по общей системе за ноябрь – декабрь 2011 года. В обоснование своего вывода о том, что ООО «Н» и ООО «М» создана схема «дробления бизнеса» с целью применения УСН, инспекция указывает следующие обстоятельства:

  • данные компании осуществляли деятельность по одному адресу,
  • их директором являлось одно и тоже лицо ,
  • компании осуществляли одинаковые виды деятельности,
  • использовался один и тот же кассовый аппарат,
  • компании использовали одинаковые уставы, учетные политики, штатные расписания,
  • заключали договора с одними и теми же контрагентами,
  • использовали аналогичные способы доставки товара.

Суды трех инстанций (дело № А60-5764/2013) не увидели у ООО «Н» умысла, направленного на получение необоснованной налоговой выгоды путем создания схемы минимизации налоговых обязательств.

В решении суда первой инстанции указано: "налогоплательщик вправе использовать законные механизмы снижения налогового бремени в рамках осуществления реальной хозяйственной деятельности".

Наличие факта взаимозависимости между организациями, по мнению судов, не говорит о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а только позволяет налоговому органу в соответствии со ст. 40 НК осуществить мероприятия, связанные с контролем цен по сделкам между контрагентами.

Суды указывают, что ООО «Н» и ООО «М» имеют разных учредителей, используют собственные основные средства, и посчитали, что инспекцией не доказано получение ООО «Н» доходов от розничной торговли бытовой техникой ООО «М».