Кроме того, по сделкам с другими - взаимозависимыми с проверяемой фирмой - контрагентами инспекция пыталась оспорить схему "дробления бизнеса", указав, что это приводит к снижению прибыли. Однако суды разъяснили, что ИФНС не вправе оценивать эффективность работы компании.

В проверяемом периоде компания ООО «А» осуществляла работы по ремонту и реконструкции автодорог и дорожной инфраструктуры. В соответствии с планом стратегического развития компании, были созданы аффилированные узкопрофильные организации (управленческий персонал которых состоял из работников ООО «А»), в том числе ООО «Д» и ООО «В», которые созданы для оказания транспортных услуг автотранспортом, переданным им в аренду фирмой ООО «А». Кроме того, в этот же период она закупала щебень у ООО «С», не являющегося аффилированной компанией.

По результатам выездной налоговой проверки инспекция сочла сделки компании с ООО «Д», ООО «В» и ООО «С» направленными на получение необоснованной налоговой выгоды и доначислила компании налог на прибыль, НДС, а также пени и штраф.

Основанием по сделкам с ООО «Д» и ООО «В» инспекция сочла создание схемы «дробления бизнеса» и посчитала, что сумма расходов, понесенных в связи с приобретением ООО «А» транспортных средств, значительно превышает ее доходы от сдачи их в аренду. Налоговики сделали вывод об отсутствии разумных деловых целей на заключение сделки.

Компания же зафиксировала рост объема продаж, прибыли и чистых активов благодаря специализации выделенных юрлиц. Это позволило также более эффективно использовать привлеченный капитал.

По второму эпизоду инспекция признала сделку фиктивной, указав на отсутствие ООО «С» по месту регистрации, отсутствие в базе ИФНС информации о его контактных телефонах и банковских счетах, непредставление отчетности, «массовость» руководителя.

Компания обратилась в суд (дело № А59-5382/2012). Суды трех инстанций не согласились с выводами инспекции.

Суды указывают, что взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Реальность хозяйственных операций по передаче в аренду транспортных средств и приобретению у них услуг перевозки грузов установлена, также как и применение рыночных цен при исполнении спорных договоров. 

В 2011 году ООО «Д» и ООО «В» выкупили часть арендованных у ООО «А» транспортных средств , что подтверждает их самостоятельность, направленность на продолжение ведения бизнеса, и опровергает выводы инспекции о фиктивности деятельности ООО «Д» и ООО «С». В решении кассации указано: «НК РФ  не  содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведённые налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности».

В отношении второго эпизода вывод инспекции о признании сделки с ООО «С» фиктивной также не принят судами трех инстанций. ООО «А» представлены все необходимые документы для подтверждения расходов и налогового вычета, реальность хозяйственных операций инспекцией не оспаривается.

Суды разъясняют, что признаки фирмы – однодневки, отсутствие ООО «С» по его юрадресу, отсутствие в базе ИФНС реквизитов данного контрагента и факт нарушения им налоговых обязательств сами по себе не являются основанием для отказа в признании расходов и вычетов по НДС. Ссылка инспекции на то, что руководитель являлся «массовым» не доказывает, что он не имел отношения к деятельности ООО «С» и не подписывал документы от ее имени. В решении суда сказано: «действующее налоговое законодательство не предусматривает возложения на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов».