Налоговики выставили требование об уплате 22 млн рублей налога на прибыль и почти 20 млн рублей НДС, признав договор на поставку оборудования безвозмездным. На эту мысль их навела реорганизация контрагента и перспектива компании не оплачивать поставку.

ИФНС провела выездную проверку за 2008-2010 год, по итогам которой фирме доначислен налог на прибыль, НДС, пени и штраф. Фирмой был заключен договор на поставку оборудования в январе 2010 года, оно было приобретено, принято к учету. Согласно учетной политике фирмы (в полном согласии с НК) доходы и расходы учитываются методом начисления, то есть в том периоде, в котором они произведены, независимо от даты оплаты, это же относится и к принятию к вычету НДС.

Инспекция обнаружила, что оборудование не будет оплачено, так как его поставщик реорганизован путем присоединения к другому юрлицу, обладающему, по мнению налоговиков, признаками фирмы-«однодневки». На основании этого были сделаны выводы о безвозмездной передаче оборудования.

Фирма обратилась в суд (дело № А40-105339/2012). ИФНС пыталась доказать отсутствие реальных хозяйственных отношений между фирмой и поставщиком оборудования и направленность действий фирмы на получение необоснованной налоговой выгоды.

Инспекция предполагала, что фирма - поставщик не была действительным поставщиком оприходованного фирмой оборудования. На основании этого оборудование необходимо учитывать как безвозмездно полученное, а его стоимость - включить в состав внереализационных доходов.

Однако условия договора поставки не подтверждают безвозмездную передачу имущества, а директор фирмы поставщика подтвердил реальность совершения сделки. К тому же, в соответствии с пунктом 18 статьи 250 НК внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде сумм кредиторской задолженности, списанной в связи с истечением срока исковой давности, который в данном случае должен начать исчисляться только с января 2010 года и к концу проверяемого периода еще не истек.

Отказ ИФНС в вычетах входящего НДС по спорному оборудованию также был предметом рассмотрения судов. Инспекция предоставила заключение экспертов о недостоверности подписи контрагентом счета-фактуры. Но лицо, подписавшее счет-фактуру, подтвердило реальный характер операций. Других претензий к оформлению счетов-фактур налоговый орган не имел. Согласованности действий фирмы и ее контрагента выявленно не было. Факт неуплаты поставщиком НДС от реализации спорного оборудования не является доказательством получения истцом налоговой выгоды.

Суды с первой по третью инстанции пришли к выводу, что у фирмы не было обязанности включить в состав внереализационных доходов спорную сумму задолженности, которая должна числиться в составе кредиторской задолженности. Доначисления, сделанные инспекциекй, отменены.