В апреле депутаты планируют внести в Госдуму законопроект, регулирующий процедуру конфискации имущества в ходе расследования экономических преступлений, а также его хранения и реализации. Согласно изменениям все имущество, признанное вещественными доказательствами, отныне будет изыматься строго по описи, оцениваться независимым оценщиком и продаваться на открытых аукционах Российским фондом федерального имущества (РФФИ).

Сегодня изъятие или арест товара на складах компании, как правило, проводится на ранних стадиях расследования — еще до признания вины подозреваемого лица, без составления детальной описи и проведения оценки стоимости продукции. Это ведет к злоупотреблениям со стороны органов, участвующих в дальнейшей ее реализации. Правом продавать конфискат наделено порядка десяти ведомств — МВД, Федеральная служба судебных приставов, Таможенная служба, РФФИ и др. Однако никто из них не гарантирует сохранности конфискованного имущества.

«Порядка 30% от вывезенной со склада компании продукции «теряется» по дороге, — говорит президент ассоциации РАТЭК Александр Онищук. — Зачастую конфискованная продукция продается по ценам заведомо ниже рыночных». Так, в августе 2005 года у компании «Евросеть» по подозрению в котрабанде было изъято 200 тыс. телефонов на сумму 100 млн долл. Конфискованный товар затем был продан по цене от 61 до 190 руб., что в 30 раз ниже рыночной стоимости. По оценкам экспертов, размер «откатов» достигает порой нескольких миллионов долларов.

Минэкономразвития подготовило законопроект, который регулирует процедуру конфискации, хранения и реализации вещдоков. Согласно подготовленным поправкам, изъятое имущество подлежит обязательной оценке, за исключением случаев, когда расходы на ее проведение соизмеримы со стоимостью товара. Решение о дальнейшей судьбе конфиската принимает суд. В случае продажи товара вырученные средства зачисляются в депозит
суда до окончания судебного разбирательства. Все полномочия по реализации продукции законопроектом планируется передать в одни руки — РФФИ, который обязан выставлять конфискат на открытый аукцион. Как отмечает заместитель руководителя департамента имущественных и земельных отношений, экономики природопользования МЭРТ Ольга Соколова, лишение других органов права реализовывать имущество снижает их заинтересованность в изъятии товара.

Предложенные меры, по словам экспертов, сделают продажу изъятого имущества более прозрачной. «Товар будет продаваться по ценам, близким к рыночным, — говорит старший юрист компании «Вегас-Лекс» Андрей Карельский. — Сейчас цену на конфискат самостоятельно устанавливает то ведомство, которое его изымает. К тому же у РФФИ накоплен опыт в проведении торгов. Распределение госзаказов на конкурсной основе позволило только за первое полугодие 2006 года сохранить 56 млрд руб. бюджетных средств».

Однако депутаты намерены доработать концепцию законопроекта еще до первого чтения. Они предлагают установить ответственность государства за действия уполномоченных органов, осуществляющих изъятие. «Был случай, когда бесследно исчезло продукции на сумму 15 млн долл., и не с кого было спросить, несмотря на то что на акте изъятия стояло несколько подписей», — отмечает член комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков.

Кроме того, депутаты предлагают изымать в качестве вещественных доказательств не всю партию товара, а лишь несколько единиц. «Изъятие партии целиком является незаконным действием сотрудников», — утверждает член комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Сергей Попов. К тому же планируется составлять подробную опись изымаемого имущества, а также ввести уголовную ответственность за использование оценщиком своих полномочий в целях извлечения выгоды.

РБКdaily