Широко разрекламированный закон «Об упрощенном порядке декларирования доходов физическими лицами», больше известный как закон о налоговой амнистии, по всей видимости, останется декларативным. Основная целевая аудитория документа предприниматели отзываются о нем весьма не лестно. А президент РСПП Александр Шохин вчера назвал этот закон скорее вредным, чем полезным. Он не освобождает от ответственности граждан, показавших свои доходы, не способствует выводу зарплат из тени и ставит под удар работодателей, выплативших, например, зарплаты, с которых не были в свое время уплачены налоги.

С 1 марта 2007 года до 1 января 2008 года в России будет проведена налоговая амнистия. Граждане смогут легализовать доходы, полученные до 1 января 2006 года, с которых не были уплачены налоги. Им не придется представлять документы о видах и источниках этих доходов. Процедура узаконивания предельно проста: нужно лишь оплатить через банк 13% от суммы, указанной в декларации, перечислив деньги на счета территориальных органов Федерального казначейства. Полученный квиток будет доказательством легализации капитала и защитой от дальнейших преследований налоговиков.

В процессе обсуждения в Государственной думе документ подвергался весьма сдержанной критике со стороны депутатов и бизнеса. Между тем вчера основной адресат документа — предпринимательское сообщество — весьма жестко раскритиковало закон. «Закон скорее вредный, чем полезный, — заявил глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, выступая перед журналистами. — Идеология правильная, но исполнение не самое удачное». По мнению главы РСПП, ситуацию слегка исправили депутаты, приняв в конце года обновленную версию законопроекта о налоговой амнистии. До этого Дума рассматривала вариант, предложенный правительством, — в нем были прописаны гораздо более сложные механизмы декларирования некогда скрытых от государства доходов.

Волнует бизнес и то, что, освобождая от ответственности за налоговые правонарушения, закон не освобождает от ответственности за сопутствующие нарушения таможенного, валютного законодательства или нарушения правил предпринимательской деятельности. «Ведь если средства были получены с нарушением Налогового кодекса, а потом переведены в иностранную валюту и вывезены за рубеж, то здесь сразу прослеживается несколько нарушений», — рассуждает г-н Шохин.

Глава РСПП также уверен, что закон о налоговой амнистии не решает задачи вывода зарплат из тени. Амнистию получают работники, но при этом работодатели «оказываются под ударом», так как именно они ранее платили зар­платы «всерую». По данным Минфина, на сегодняшний день более 30% россиян получают «серую» или «черную» зарплату. В первом случае руководство компании оптимизирует издержки, отражая доходы сотрудников в бухгалтерской отчетности как угодно, только не как зарплату, во втором — вовсе не показывает ее в отчетности, выдавая ежемесячно необходимую сумму в конверте.

Впрочем, налоговая амнистия не имела главной целью исключительно борьбу с «серыми» зарплатами, и государство волнует скорее легализация крупного капитала. «Массовая доля «серых» зарплат в общем объеме неучтенных доходов невелика, — говорит начальник отдела консалтинга АКГ «Финэкспертиза» Нина Козлова. — Амнистия скорее попытка улучшения политической ситуации в обществе».

РБК daily