Спор с участием «Роснефти», который рассмотрел Высший арбитражный суд (ВАС), заставит компании, осуществляющие инфраструктурные проекты, внимательнее относиться к ведению налогового учета. Нефтяники не смогли уменьшить базу по налогу на прибыль на сумму расходов, направленных на создание социальной инфраструктуры при разработке нефтяных месторождений на Ямале.

При осуществлении крупных инвестиций бизнеса государство нередко заставляет компании вкладываться в социально-экономическую инфраструктуру территорий, на которых осуществляются инвестпроекты. Например, застройщика одного из жилых комплексов в Москве «раскрутили» на строительство библиотеки МГУ. В 90% судебная практика разрешает предприятиям уменьшать базу по налогу на прибыль на сумму таких расходов. На этой неделе этот вопрос впервые дошел до уровня ВАС.

Поводом стал спор ОАО «Нефтяная компания «Роснефть» с инспекцией ФНС по крупнейшим налогоплательщикам. В 2001 году ОАО «Северная нефть» добилось права разрабатывать месторождения на Ямале. В соглашении с администрацией Ненецкого автономного округа была прописана обязанность компании вложиться и в социальную инфраструктуру. Однако эти обязательства выполнены не были.

В 2006 году «Северная нефть» была по­глощена «Роснефтью», и ее обязательства перешли к последней. «Роснефть» включила более 783 млн руб. в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль. Однако налоговики посчитали, что это было сделано неправомерно, и доначислили более 188 млн руб. налога, не считая пени и штрафа. С этим решением компания не согласилась, попытав­шись отстоять свои интересы в суде.

В нижних инстанциях спор разрешился в пользу «Роснефти». Но в своей предварительной позиции тройка судей Высшего арбитража отметила, что переносить убытки на десять лет вперед «Роснефть» не имела права, так как «Северная нефть» никаких убытков от инфраструктурного строительства не понесла. В итоге суд встал на сторону ФНС. Получить комментарии в ВАС, ФНС и «Роснеф­ти» РБК daily вчера вечером не удалось.

«Северная нефть» не отражала в бухгалтерском учете задолженность перед субъектом, поэтому «Роснефти» после выявления этого обстоятельства надо было подать уточненные налоговые декларации по прошлым налоговым периодам, комментирует глава налоговой практики «Яковлев и Партнеры» Екатерина Леоненкова. «Надо было уменьшать базу по тем периодам равномерно, а не заявлять единовременный убыток. По-видимому, «Роснефть» поступила подобным образом, поскольку в случае возможного наличия переплаты в предыдущих периодах у «Рос­нефти» возникали правовые риски отказа налогового органа в ее возврате», — предполагает она.

Ранее уже была большая череда дел, связанных с заключением подобных инвестконтрактов, рассказывает старший юрист Goltsblat BLP Сергей Калинин. По его словам, на уровне кассаций суды приходили к выводу, что такие затраты являются частью затрат на постройку объекта, так как без них реализация основного проекта была бы невозможна.

Это дело должно заставить компании внимательнее относиться к формулировке соглашений, заключаемых с государством, а также аккуратнее относиться к ведению бухгалтерского и налогового учета, считает г-жа Леоненкова.

«Если эти расходы еще не состоялись, то их нельзя в налоговых целях квалифицировать как убыток. Такого рода расходы следует рассматривать как прочие расходы, связанные с производством и реализаций, и признавать равномерно в течение периода, когда эти расходы осуществлялись эффективно», — считает замглавы налоговой практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Марк Ровинский.