Налоговая инспекция провела расследование и выявила, что контрагент не является действующей организацией. Предпринимателю отказано в принятии в расходы по УСН оплаты в адрес данного контрагента. Однако суды не увидели факта недобросовестности налогоплательщика.

В конце декабря 13 Арбитражный апелляционный суд рассматривал дело ИП против налогового органа, доначислившего ему налог в связи с применением упрощенной системы налогообложения.

ИП, занимающийся покупкой у различных контрагентов и дальнейшими поставками потребителям угля, приобрел товар у ООО, которое, по мнению налогового органа, не подавало признаков жизни. В частности, ООО не находится по юридическому адресу, который является домашним адресом директора и учредителя, который, в свою очередь, в ходе допроса, проведенного налоговым органом, показал, что фирма зарегистрирована на него чисто формально, и что никаких документов по текущей деятельности от лица данной организации он не подписывал. Вид деятельности ООО не связан с оптовой торговлей. Никаких сведений или деклараций ООО не подавало в налоговые органы с 2007 года, а до того – были только «нулевые» декларации (решение о доначислении налога ИП было вынесено в начале 2011 года, а оплата за приобретенный у ООО уголь проводилась в конце 2007-го и начале 2008-го). Спорная партия угля составила почти 285 тонн, но ООО не ввозило уголь на территорию региона – Калининградской области (налоговики опросили местный филиал РЖД) и не приобретало его у тех, кто его туда ввозил (опросили действующих поставщиков угля в регион). Со своего расчетного счета ООО не производило платежей ни за приобретение этого (спорного) угля, ни по каким-либо другим основаниям.

В общем, инспекция, поставив под сомнение реальность хозяйственных отношений ИП с ООО, сделала вывод о том, что предприниматель не понес расходов, представленные документы содержат недостоверные сведения и подписаны неустановленными лицами, говорится в постановлении 13 ААС по делу N А21-4655/2011.

В доказательство своей правоты предприниматель, помимо товарных накладных и платежных поручений на оплату в адрес ООО, представил в суд документы складского учета об оприходовании угля и первичные документы, свидетельствующие о дальнейшей перепродаже угля третьим лицам. Доход от этих продаж ИП включил в налоговую базу по УСН.

Как следует из мотивационной части постановления 13 ААС, «налоговым органом не представлено доказательств того, что поставщик заявителя (ИП) не обладал правом собственности на реализованную продукцию, что не исключает факт приобретения угля контрагентом на вторичном рынке. По настоящему делу судом не была установлена совокупность признаков недобросовестности поведения налогоплательщика (ИП)».

В итоге, суды – первой и апелляционной инстанции – не поддержали выводы и решение налогового органа.

Среди налоговых дел часто попадаются такие, где налоговый орган отказывает в принятии расходов, ссылаясь на недобросовестность контрагента по довольно абстрактным основаниям, и суды поддерживают налогоплательщиков. Здесь же налоговики провели целое расследование, в ходе которого выяснилось, что контрагент в рассматриваемый период не проявлял никаких признаков деятельности. К тому же, перечисленные в постановлении доказательства, относящиеся к оприходованию предпринимателем спорной партии угля и дальнейшим его продажам (в том числе о включении полученных за него бизнесменом денег в доход по УСН), производят впечатление не очень убедительных: ИП мог далее продавать уголь, приобретенный и у других контрагентов.

Однако подвергнуть сомнению правильность судебного решения может только следующая – в данном случае, кассационная – инстанция.