Верховный Суд РФ признал недействующими отдельные положения Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий. Эти абзацы устанавливали, что подтвердить периоды ведения предпринимательской деятельности, в течение которох индивидуальным предпринимателем уплачивался ЕНВД, можно только полученным в УФНС свидетельством. Теперь для установления трудовой пенсии подтвердить страховой стаж за время такой деятельности можно иными документами.

Верховный Суд РФ признал недействующими абзац 6 пункта 5 и абзац 1 пункта 14 Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий. Нормы устанавливали, что подтвердить периоды ведения предпринимательской деятельности, в течение которох индивидуальным предпринимателем уплачивался ЕНВД, можно только полученным в УФНС свидетельством.

В Верховный Суд РФ обратился гражданин с заявлением о признании недействующими этих положений Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий.

Напомним, что для назначения трудовой пенсии в страховой стаж включаются периоды деятельности застрахованного лица, в течение которых уплачивались взносы в Пенсионный фонд РФ. К уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование приравнивается уплата налога при применении ЕНВД.

В решении суда приведены обоснования требований, перечисленные в заявлении:

…приведенные нормы противоречат пункту 3 статьи 45, главе 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 10 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", части 5 статьи 18 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования", поскольку предусматривают подтверждение факта уплаты единого налога на вмененный доход для определенных видов деятельности лишь свидетельством, исключая возможность подтверждения этих фактов другими доказательствами.

В обоснование своих требований указал, что он, являясь индивидуальным предпринимателем, за декабрь 2001 г. и февраль 2002 г. уплатил единый налог на вмененный доход для определенных видов деятельности, однако налоговыми органами свидетельства об уплате данного налога выданы не были. Органы пенсионного обеспечения незаконно отказывают ему во включении в страховой стаж указанных периодов. Норма о выдаче такого свидетельства содержалась в статье 8 Федерального закона от 31 июля 1998 г. N 148-ФЗ "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности", утратившего силу с 1 января 2003 г. В действующем законе норма о подтверждении уплаты указанного налога только свидетельством отсутствует. Считает, что отсутствие выданного налоговыми органами свидетельства при наличии платежного документа, подтверждающего внесение в банк денежных средств на уплату указанного налога, не является основанием для отказа во включении в страховой стаж застрахованного лица соответствующего периода.

Суд удовлетворил заявленное требование и признал эти положения Правил недействующими в части, исключающей подтверждение периодов ведения предпринимательской деятельности, в течение которой уплачивался ЕНВД, иными, кроме свидетельства, документами.

Верховный Суд отметил, что обязанность по уплате налога считается исполненной с момента уплаты налога, а не с момента предъявления указанного свидетельства. К тому же свидетельство об уплате ЕНВД в силу статьи 8 Федерального закона "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" (утратившего силу) являлось документом, подтверждающим уплату налогоплательщиком этого налога. Оно выдавалось в рамках налоговых правоотношений и не распространялось на отношения, связанные с включением в страховой стаж периодов предпринимательской деятельности, за которые уплачивался ЕНВД.

В решении также приведена правовая позиция Конституционного Суда РФ, выраженная в Постановлении от 12 октября 1998 г. N 24-П. Суд указал, что конституционная обязанность каждого налогоплательщика по уплате налогов должна считаться исполненной в тот момент, когда изъятие части его имущества, предназначенной для уплаты в бюджет в качестве налога, фактически произошло>.