Чиновники и нефтяники продолжают спорить о том, как должна быть изменена налоговая нагрузка на отрасль. В Минэкономразвития и Минфине опасаются, что в условиях высоких цен предложенное Минэнерго снижение экспортных пошлин может обернуться дырой в бюджете.

Концепцию налоговой реформы нефтяной отрасли Минэнерго внесло в правительство в марте. Министерство предлагает уже со следующего года снизить максимальную ставку экспортной пошлины на нефть с нынешних 65 до 60%, а пошлины на экспорт светлых и темных нефтепродуктов унифицировать на уровне 66%.

Одновременно для новых месторождений будет введен новый налог — на сверхприбыль от реализации нефти. Он должен заменить НДПИ либо стать к нему дополнением, но только в случае, если ставка НДПИ для новых участков недр будет минимальной. Ставка налога — 27%. С 2013 года максимальную ставку пошлины на нефть Мин­энерго предлагает снизить до 55%, на нефтепродукты — до 60%.

Но пока к предложениям Мин­энерго есть много вопросов. В распоряжении «МН» оказались замечания к концепции реформы, подготовленные Минэкономразвития и Минфином. Оба министерства просят еще раз оценить риски для бюджета от введения новой системы.

Необходимость реформы чиновники Минэнерго объясняют завышенным уровнем налогообложения нефтедобычи. Нефтепереработчики при этом налогов, наоборот, не доплачивают, в результате получая сверхприбыль. Ставка вывозной пошлины на светлые нефтепродукты сейчас составляет 67% нефтяной, на темные (мазут, гудрон) — всего 46,7%. Выравнивание пошлин на нефтепродукты, по мнению Минэнерго, позволит перераспределить часть излишней прибыли в пользу нефтедобычи. А снижение экспортной пошлины на нефть позволит компаниям увеличить число скважин на действующих месторождениях.

Минэкономразвития не согласилось с одним из главных тезисов Минэнерго — о том, что на доходах бюджета реформа никак не отразится. Увеличение экспортной пошлины на нефтепродукты и рост экспорта нефти на 25–30 млн т в год (за счет снижения экспорта темных нефтепродуктов) компенсируют снижение пошлины на экспорт нефти. Но при текущих ценах на нефть экспорт темных нефтепродуктов для НПЗ с хорошей логистикой по-прежнему остается выгодным, пишет замминистра экономического развития Станислав Воскресенский.

Выходит, что в условиях высоких цен на нефть новая система приведет к потере доходов бюджета: снижение пошлины не будет компенсировано доходами от роста экспорта нефти. Кроме того, Мин­экономразвития предлагает сначала опробовать введение налога на сверхприбыль на нескольких новых месторождениях, и только в случае успеха эксперимента распространить его на все новые участки недр.

Замена НДПИ налогом на доходы от реализации нефти беспокоит и Минфин. В своем письме премьеру Владимиру Путину министр финансов Алексей Кудрин отмечает, что Минэнерго предлагает взимать 27% от разницы между доходами и расходами — по аналогии с налогом на прибыль. Но в мировой практике ставка налогов на сверхдоходы нефтяной отрасли составляет 40–50%, а налоговая база исчисляется по особым правилам, которые позволяют изымать средства, полученные благодаря высоким ценам на нефть, и ограничивать величину расходов, учитываемых при исчислении налога. Кудрин предлагает начать внедрение налога на сверхприбыль с нескольких пилотных проектов, которые позволят оценить, гарантирует ли налог поступление в бюджет сумм, сопоставимых с поступлениями НДПИ и экспортной пошлины на нефть.

«Замечания коллег из Минфина и Минэкономразвития в министерстве услышаны, но реформа налогообложения нефтяной отрасли уже давно назрела, пора принимать какие-то решения, и чем скорее, тем лучше будет для всех», — говорит собеседник «МН» в Минэнерго.

Сотрудник крупной нефтяной компании полагает, что, к сожалению, пока чиновников больше интересует наполнение бюджета, чем проведение комплексной налоговой реформы. Но нефтяники принимают активное участие в обсуждении реформы, и есть надежда, что компромисс все-таки будет найден.