Принятие в нынешнем виде правительственного законопроекта о трансферном ценообразовании приведет к росту случаев ухода от налогов, предупреждают представители крупного бизнеса. По подсчетам экспертов, для компаний, которые использовали офшорные схемы, налоговая нагрузка вырастет в три-пять раз.

Вчера правительственные поправки в Налоговый кодекс одобрил налоговый подкомитет думского комитета по бюджету. Глава комитета Юрий Васильев сказал, что закон необходимо принять до конца весенней сессии. Его цель — повысить контроль за уплатой налогов при применении трансферного ценообразования.

Контролируемыми сделками будут считаться сделки между взаимозависимыми лицами, если сумма доходов и расходов одной стороны сделки в течение года превышает 1 млрд руб. либо предметом сделки являются полезные ископаемые. Сам перечень взаимозависимых лиц значительно расширен, в него вошли, в частности, дочерние общества и учредители доверительного управления. Кроме того, контролировать будут сделки в области внешней торговли по нефти и нефтепродуктам, черным и цветным металлам и драгметаллам.

Для установления цены сделки предполагается использовать практически неограниченный список источников информации. В частности, планируется ввести два новых критерия — распределения прибыли и сравнительной рентабельности. «Центр прибыли перемещается не только вне России, но и внутри ее, возникает торговля недоимками, и очень удобно платить налоги любимому губернатору, получая от него льготы» — так замминистра финансов Сергей Шаталов обосновал необходимость контроля за внутрироссийскими сделками.

«Ответственность для налогоплательщика наступает при двух условиях — недоплаченные налоги и отсутствие документов о ценообразовании. Штрафные санкции составляют 40% неуплаченных налогов. Для сравнения, в Аргентине — до 1000%, в Италии — 240%, в Австралии — 100%. С этой точки зрения российские предложения не выглядят драконовскими», — объясняет Шаталов.

Представители большого бизнеса относятся к инициативе Минфина скептически. По словам президента РСПП Александра Шохина, закон потребует и от компаний, и от налоговой службы привлечения высокооплачиваемых представителей большой четверки аудиторов, и это будет «налоговый спецназ». «Административное давление и, соответственно, налоги на добросовестных налогоплательщиков увеличатся, а недобросовестные найдут новые схемы ухода от них», — уверен Шохин.

Единоросс Андрей Макаров сетует, что в случае принятия законопроекта в нынешнем виде бремя доказывания рыночности цены будет переложено на налогоплательщика. «Меры налогового контроля значительно превосходят существующее административное давление на бизнес, необходимо представлять десятки тысяч документов», — отмечает он.

В то же время для крупных холдингов может произойти даже некоторое снижение нагрузки. «Прибыли одних компаний группы будут «засчитываться» убытками других», — говорит директор московского офиса Tax Consulting U.K. Эдуард Савуляк. Но для компаний, которые злоупотребляли трансферными ценами (особенно в контексте цепочек, построенных на офшорах), налоговая нагрузка может «повыситься до реальных значений, а следовательно, вырасти и в три, и в пять раз», убежден эксперт. В среднем принятие и должное администрирование этого закона приведет к увеличению сбора налогов на 20—30%, полагает эксперт.