Россия оказалась в налоговой ловушке

Власти России принимают меры по совершенствованию налоговой системы, которые, по их мнению, должны помочь отечественной экономике пережить кризис. Минфин подготовил и отправил на согласование в Минэкономразвития пакет своих предложений. Но смогут ли инициативы Минфина помочь экономике? Ведь государство оказалось в непростой ситуации: сокращение налоговых поступлений поставит под угрозу выполнение социальных обязательств, а отсутствие решительных мер по снижению налогового бремени может нанести серьезный удар по мелкому и среднему бизнесу.

  • Революция отменяется

У предпринимательского сообщества немало претензий к налоговой системе РФ. Это и усиление фискального бремени, и произвол налоговых чиновников, и де-факто сохраняющиеся нормы по сбору налогов. Между тем, предприниматели уверяют, что в условиях кризиса нужно не просто снизить «агрессивность» налоговиков в отношении бизнеса, но в срочном порядке пересмотреть целый ряд положений российской налоговой политики.

Прежде всего, это касается Единого налога на вменяемый доход (ЕНВД). «Этот налог имеет мало общего с цивилизованной налоговой системой, речь идет о некой дани, которую налогоплательщик выплачивает государству, независимо от того, прибыльный у него бизнес или убыточный», - говорит председатель экспертного совета комитета по бюджету и налогам Госдумы и глава экспертного комитета «Опоры России» Михаил Орлов. Поясним: налог на вменяемый доход рассчитывается не по фактическим доходам, а по «потенциально возможным», то есть его ставка зависит от площади торгового зала, количества автомашин, числа сотрудников компании и т.д.

Но больше всего предпринимателей беспокоит тот факт, что величина этого налога рассчитывалась в тучные нефтяные годы, когда экономика страны была на подъеме, и у компаний была возможность платить достаточно большие деньги. С начала кризиса спрос на многие товары и услуги заметно упал, экономические показатели предприятий ухудшились, но ставки ЕНВД остались прежними. Вдобавок, часть функций по регулированию налогообложения федеральная власть делегировала муниципалитетам. Например, правительство установило максимальную базовую доходность от налога на вменяемый доход, и уполномочило муниципалитеты снижать ее в зависимости от региональных и отраслевых особенностей бизнеса. Однако, по словам г-на Орлова, местные власти и не думают снижать планку, хотя в нынешних условиях это грозит разорением тысячам мелких и средних предприятий.

Чтобы поддержать бизнес, Минфин предлагает в ближайшие три года завершить реформу амортизации налога на прибыль, изменить порядок налогообложения по налогу на прибыль на операции с ценными бумагами. Продолжится работа над совершенствованием администрирования НДС – самым важным нововведением может стать ускорение возврата налога. Кроме того, предполагается ускоренный рост акцизов на табачные изделия и алкоголь, упрощение порядка подачи налоговых деклараций для граждан и введение «налоговых каникул» для разработчиков новых нефтяных месторождений.

Внесенные Минфином предложения сложно назвать революционными. Чиновники лишь разводят руками, мол, потенциал для радикального изменения налоговой системы исчерпан. «На ближайшие годы особого масштаба для маневра в части налогов у нас уже нет», - комментирует возможные изменения в налоговой политике директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Илья Трунин.

  • Двойной капкан

Логика чиновников вполне объяснима. С одной стороны, любые изменения налоговой системы требуют значительных ресурсов на внедрение нововведений, а экономический эффект от налоговых реформ примерно вдвое меньше, чем от выделения государством финансовой помощи конкретным предприятиям. К тому же, как отмечает ведущий эксперт Экономической экспертной группы Александра Суслина, налоговая политика – крайне сложный инструмент, и результат от его применения достигается с большой отсрочкой. Иными словами нельзя рассчитывать, что стимулирующая налоговая политика поможет быстро оздоровить экономику и победить кризис.

Но времени, чтобы ждать, у государства как раз и нет. Сокращение бюджетных доходов из-за подешевевшей нефти ставят под вопрос выполнение социальных обязательств перед населением, что может в итоге привести к социальным волнениям.
Пока для латания бюджетных дыр используются средства Резервного фонда, но они не бесконечны. «Резервного фонда будет достаточно, скорее всего, на ближайшие два года», - заявил глава Минфина Алексей Кудрин на заседании Совета федерации. Директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев называет вдвое меньший срок, подчеркивая, что кризис может продлиться ни год и не два.

Пока нефть не подорожает, налоговые сборы становятся едва ли не главной статьей наполнения бюджета. Но и здесь не все гладко: по итогам 1 квартала 2009 года сумма налогов, собранных ФНС, снизилась по сравнению с 1 кварталом 2008-го на 9,2%. В частности, поступления в федеральный бюджет по налогу на прибыль сократились почти в два раза. И, как уверяет Игорь Николаев, негативный тренд будет лишь усиливаться, ведь в перспективе количество убыточных предприятий может превысить 60%. Компенсировать бюджетные потери можно будет лишь одним способом – за счет увеличения налогового бремени. Эксперт ФБК уверен, что дополнительная налоговая нагрузка на бизнес составит не менее 300 млрд руб., причем произойдет это в самый неподходящий момент.

Таким образом, российское правительство оказалось в своеобразной ловушке. Попытка снизить налоговую нагрузку на экономику неизбежно ударит по социальной сфере. С другой стороны, увеличение налогов поможет выполнить социальные обязательства перед населением, но станет тормозом для экономики и усугубит кризисные явления.

Влад Гринкевич, экономический обозреватель РИА Новости