Дело Мечела – это начало перестройки налоговой системы

Конфликт, прорвавшийся наружу резкой критикой премьера Владимира Путина в адрес горно-металлургического холдинга «Мечел», спровоцирован несовершенством налоговой системы, убежден экономист Центра развития Валерий Миронов . По его мнению, система налогообложения «очень сильно перекошена». «Это было сделано еще в 2004 году, когда для нефтяников были введены новые налоги, привязанные к росту мировых цен на сырье, в частности, налог на добычу полезных ископаемых, а про остальные отрасли забыли», – поясняет Миронов.

Нефтяной сектор получил прогрессивную шкалу налогообложения с привязкой к объему добычи и мировым ценам на нефть. В итоге налоговая нагрузка на произведенный в сфере добычи ВВП возросла до 60-70 %, подсчитал Миронов: это вдвое больше, чем в любой другой отрасли. Другие секторы экономики, которые так же, как и нефтяники, переживают бум благодаря росту цен на сырье, жесткой зависимости налоговой нагрузки от ценовой конъюнктуры не имеют. Так, налоги газовой отрасли не зависят от роста мировых цен на газ, хотя эти цены увеличиваются вслед за нефтяными, отмечает Миронов.

В 2006-2007 годах доля налогов в добавленной стоимости ТЭКа была втрое выше, чем в добыче руд, и впятеро – чем в обрабатывающих предприятиях металлургии. Налоговая нагрузка на выручку в металлургии более чем в пять раз меньше, чем в добыче топлива, и почти вдвое ниже, чем в производстве машин и оборудования.

Именно такие разрывы стали причиной недовольства предприятий – потребителей металлургической продукции, полагает Миронов. В апреле «Газпромнефть», «Сургутнефтегаз» и Фонд развития трубной промышленности жаловались антимонопольной службе (ФАС) на повышение металлургами цен. Проблема обсуждалась на совещании вице-премьера Игоря Сечина , где чиновники предложили ввести экспортные пошлины на металлопродукцию. Через месяц после консультаций с металлургами Минэкономразвития, ФАС и Минпром предложение отвергли, а взамен предложили несколько других вариантов, в том числе длинные контракты по всей цепи производства.

Нельзя ужесточать налоговую дисциплину только для металлургов, убежден Миронов, надо реформировать и другие секторы, чтобы доходность капитала была равновеликой. По его словам, сейчас она в добыче руд в 1,5 раза выше, чем в нефтянке, и втрое выше, чем в машиностроении; в обрабатывающем комплексе максимальная рентабельность активов у металлургов и производителей нефтепродуктов в 1,5-2 раза выше, чем в леспроме и химпроме. Такая разница в доходности затрудняет «естественную, а не насильственную диверсификацию экономики», говорит Миронов.

Как сказал экономист в интервью Kreml.org, Правительство РФ сейчас рассматривает варианты снижения налоговой нагрузки и одновременно, учитывая сложную ситуацию на мировых рынках, зависимость бюджета от экспортных поступлений, ищет источники для пополнения выпадающих доходов из-за возможного снижения налоговой нагрузки на добычу полезных ископаемых, в первую очередь, топливно-энергетических полезных ископаемых.

«Этого можно достичь за счет снижения НДС, эта идея по-прежнему имеет многих сторонников, – говорит Миронов. – Для повышения налоговой нагрузки есть несколько кандидатов, и это не только металлурги. Это и газовая отрасль, это и лесной комплекс».