Спич Путина перевели на все языки мира - и случился мечеловский обвал

По давно сложившейся традиции самые напряженные месяцы у российских металлургов - декабрь и июль. Декабрь, потому что на носу Новый год, а июль - тот же Новый год, но профессиональный. Бравурные реляции о том, какие эстрадные звезды и vip-персоны посетят металлургические общины в праздничный день, - это лишь предгрозовой ветерок. День металлурга на Урале - это смерч, сметающий спиртное из магазинов, с небесной иллюминацией в апогее празднования.

Последние лет восемь, когда металлурги пошли "в гору", все повторялось из года в год. Металлургические гиганты соревновались между собой в мотовстве. Козицын старался переплюнуть Вексельберга, Зюзин перещеголять Пумпянского. Сторонних зрителей - учителей, врачей, ткачей, хлеборобов, военных - поначалу одолевала черно-белая зависть. А затем закономерные вопросы - а с чего металлурги так шикуют? То они жалуются на рост энерготарифов и засилье железнодорожников, а то швыряются деньгами.

И дело не только в ежегодных праздниках. Металлурги отстраивают себе многоэтажные офисы, покупают футбольные и баскетбольные команды, etc. Разумеется, владельцам УГМКСУАЛТМКпрочие остается и на личную красивую жизнь.

Для любого, посвященного в металлургическую экономику, ответ был очевиден. Толлинговые и офшорные схемы. Они из года в год позволяли отрасли, которая на Урале - "наше всё", выводить из-под налогообложения миллиарды рублей. В правительстве страны все прекрасно знали. Тот же министр промышленности Виктор Христенко - выходец из Челябинской области - уральской кузницы, убивающей наповал экологию региона. Итак, все всё прекрасно знали, но сохраняли невозмутимый вид, потому что металлургические империи финансируют группы влияния на российском политическом поле.

Про региональные амбиции металлургов и говорить не приходится. УГМКСУАЛТМКпрочие назначают министров в правительстве Свердловской области, делят собственность и бюджетные расходы. Про одного из самых бойких металлургов ходит байка. Когда он видит некий ценный объект недвижимости, у него с губ слетает "Ой, моё".

И тут настал июль 2008-го. Огуречный рассол после праздничного похмелья пролился на "Мечел". Выступление премьер-министра отрезвило не только господина Зюзина. Холодный пот прошиб всех, когда выяснилось, что налоговые ухищрения металлургов будут изучать антимонопольное ведомство с Генпрокуратурой, Следственным комитетом и Счетной палатой. Вектор проверки Владимир Путин указал достаточно конкретный. По его словам, "Мечел" при внутренней цене коксующегося угля в 4 100 рублей за тонну продавал его своим швейцарским офшорам по 1 100, а затем уголек уходил на зарубежный рынок по 323 доллара. "Это - снижение налогооблагаемой базы и уход от налогов внутри страны, создание дефицита на внутреннем рынке, рост цен на металлургическую продукцию, который отражается в цене товаров по всему спектру", - подвел черту премьер-министр.

Трансферным ценообразованием в своё время грешили российские нефтяники. За что и получили сполна. Металлургов тоже начали строить во фрунт. Владмир Путин без обиняков продемонстрировал, что он - крепкий хозяйственник и первый в списке топ-менджеров России.

Сверхдоходам металлургов, очевидно, придёт конец. Прощай, футбольные команды и благотворительные балы. Олигархи тотчас же снимут с себя общественную нагрузку. Ну, не от вилл же с лимузинами им избавляться. Их имидж преуспевающих бизнесменов, заводчиков новой волны разрушен основательно. Фондовый рынок это наглядно продемонстрировал.

Сокрытие налогов за рубежом - преступление с удручающими последствиями. Последствия для "Мечела" и иже с ними определятся в ближайшее время. Недавние голодовки шахтеров СУАЛа не повлияли на капиталицазию империи Вексельберга во многом потому, что Запад по слогам читает русскоязычный Интернет. Спич Путина перевели на все языки мира - вот и случился кошмарный мечеловский обвал. Теперь за нашими металлургами будут следить во все глаза. И не только аудиторы и прокуроры. Любое негативное событие на шахтах и у доменных печей будет дорогого стоить.